28 апреля 2010 г.

Katyn massacre. Piatykhatky, Kharkiv.

zbrodnia katyńska, 'Katyń crime'
Росархив впервые разместил на своем сайте электронные образцы подлинников документов о расстрелянных в Катыни поляках, сообщил журналистам глава федерального архивного агентства Андрей Артизов.

По его словам, еще есть люди, которые подвергают сомнению документы, «связанные с катыньским преступлением, говорят, что это фальшивка, говорят, что такие документы сделаны по заказу и никакого расстрела польских офицеров в Катыни не было, а расстреливали немцы».

«В этой связи принято решение о размещении на официальном сайте Федерального архивного агентства электронных образов, подлинников документов о Катыни, которые хранятся у нас, в Российском государственном архиве социально-политической истории», — добавил глава Росархива.

Речь идет о знаменитых документах из пакета №1, который десятилетия хранился в закрытом архиве Политбюро ЦК КПСС на правах особой важности, рассказал Артизов. Впоследствии эти документы передал последний генсек КПСС Михаил Горбачев первому президенту России Борису Ельцину. В сентябре 1992 года комиссия по ознакомлению с документами архива президента РФ вскрыла этот пакет на плановом заседании.

«Там были обнаружены записка народного комиссара внутренних дел Берии от марта 1940 года с предложениями о расстреле и ликвидации военнопленных польских офицеров. На этой записке имеются подлинные резолюции Сталина и ряда других членов Политбюро, то есть Ворошилова, Молотова, Микояна. Там же, в этом пакете, находится текст постановления Политбюро от 5 марта 1940 года, где выражается согласие с предложениями Берии о расстреле польских офицеров», — рассказал Артизов.

Как следует из записки, «в лагерях для военнопленных содержались всего, не считая солдат и унтер-офицерского состава, 14 736 бывших офицеров, чиновников, помещиков, полицейских, жандармов, тюремщиков, осадников, разведчиков, по национальности свыше 97 процентов — поляки».

«Из них идет перечень, — какие звания кто имеет, и дальше сообщается: предложить НКВД дела находящихся в лагерях военнопленных в количестве 14 700, а также дела других арестованных рассмотреть в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания — расстрела. Против этого предложения НКВД карандашом отмечено, что этот вопрос вынесен в особую папку и соответствующее постановление Политбюро по данному вопросу принято», — сообщил Артизов.

По его словам, в пакете этих секретных документов есть и рукописная записка от председателя КГБ Шелепина, датированная 1959 годом, «где он информирует руководство партии об уничтожении дел на расстрелянных польских офицеров».

«Все эти документы уже опубликованы, опубликованы в текстовом варианте. В октябре 1990 года, по поручению президента РФ Ельцина, копии этих документов были переданы президенту, тогдашнему президенту республики Польша Валенсе, и, естественно, они опубликованы и в Польше», — пояснил глава Росархива.

Расстрелы, в соответствии с постановлением Политбюро от 5 марта 1940 года, проводились в трех местах: в Пятихатках под Харьковом, Катыни и в Медном в Тверской области.

«И когда нам говорят о том, что это фальшивки, то если в Катыни и Пятихатках немцы были, и, например, в Катыни действительно есть свидетельства, что в 41-м году немцы проводили расстрелы, значит, действительно, какой-то немецкий след можно найти, то что же делать нам с Медным, где никогда не было немецких оккупантов, территория всегда была советской? И основной объём, кстати говоря, расстрелянных польских офицеров и генералов, падает как раз на как раз на это место — Медное. Там самое большое количество поляков было расстреляно в соответствии с этими решениями», — заявил Артизов.

По его словам, Катынь является трагическим местом не только для поляков, но и для российских, бывших советских граждан.

«В катыньских рвах лежит намного больше расстрелянных представителей партийной, советской, хозяйственной, как тогда принято было выражаться, номенклатуры, то есть советских граждан, да и просто обычных советских граждан. Их лежит около 10 тысяч, которые были расстреляны в 36-м, 37-м, 38-м году в этом месте, а потом уже по тем же технологиям, по тем же методикам такое преступление было совершено в отношении польских военнопленных», — сказал глава Росархива.

Вместе с тем он считает, что работа по выверению списков погибших «может быть предметом совместных наших изучений для того, чтобы восстановить до последней фамилии истину и найти всех тех, кто расстрелян и погиб в Катыни, в Медном, в других местах, и тех, кто каким-то чудом уцелел в этой мясорубке, потом оказался в армии Андерса, в польской освободительной армии и в других местах».

Комментариев нет:

Отправить комментарий