16 декабря 2011 г.

Гоните Вы в шею этого Сердюкова, Макарова ...

Высказывания министра обороны Анатолия Сердюкова и главы Генштаба Николая Макарова о неконкурентоспособности российского оружия недопустимы. Об этом заявил сегодня премьер-министр РФ Владимир Путин во время "прямой линии".

"Я понимаю, вас раздражают некоторые высказывания высших чинов Минобороны, в том числе и начальника Генштаба, когда они подвергают сомнению качество российских вооружений, и кстати говоря это наносит ущерб внешнеэкономической деятельности в сфере военно-технического сотрудничества - сказал он. - Но то, что они допускают вот эти публичные высказывания, это, безусловно, недопустимо. И мы с ними уже говорили на этот счет. Надеюсь, что это будет услышано".

По его словам, Сердюков и Макаров допускают такие высказывания из желания получить технику современную, превосходящую западные и вообще иностранные аналоги, но приемлемую по цене. "Для нас для всех и для вас, как гражданина российского государства важно, чтобы мы вот эти 20 трлн рублей, которые мы выделили до 2020 года на перевооружение армии и флота, чтобы они сработали эффективно, чтобы мы действительно повысили обороноспособность страны, чтобы мы не пошли по пути осваивания денег, - подчеркнул он. - Нам штуки нужны - ракеты, самолеты, подводные лодки, надводные корабли. И причем, очень высокого качества".

Путин подчеркнул, что основные средства будут потрачены на продукцию российской оборонки. "Естественно, основные ресурсы, более 90 процентов тех денег, которые мы выделяем на оборонку, безусловно, пойдут исключительно на российские оборонные предприятия", - сказал Путин.


СТЕНОГРАММА.

Вас приветствует Нижний Тагил. Мы находимся на одном из крупнейших предприятий российской оборонки «Уралвагонзаводе».

Вагоны здесь, действительно, делают, но примерно половина продукции - это военная техника. Во времена Великой Отечественной войны здесь выпускали легендарные танки Т-34. Сейчас с конвейера сходят современные машины, так называемые «летающие» танки Т-90С и машины огневой поддержки танков под грозным названием «Терминатор».

Понятно, что «Уралвагонзавод» во многом зависит от гособоронзаказа. И насколько я понял из общения с работниками завода, это одна из основных тем, которые их интересуют. Предлагаю послушать. Пожалуйста, кто хотел бы задать вопрос?

С.Шаболин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Сергей Шаболин, я работаю слесарем-сборщиком на этом заводе.
Хотел бы задать такой вопрос. Сейчас денег на оборонку выделяют как никогда много, - но куда они уходят? У Франции мы покупаем «Мистрали», у итальянцев - бронемашины, у австрийцев - винтовки. Почему деньги российского гособоронзаказа тратят на закупку иностранной военной техники? Спасибо.

В.Путин: Понимаю, что вопрос очень острый, и исхожу из следующего: никто в сфере вооружения вещей стратегического характера, таких систем вооружения, которые лежат в основе нашей безопасности, нам не продаст, - очевидный факт, просто очевидный. Да часто у наших партнеров и нет таких систем вооружения. Они есть только в России, скажем, и в Соединенных Штатах.

Что касается других систем, обычных вооружений, то, конечно, наше Министерство обороны хотело бы получить такие изделия специальные, которые не просто соответствуют мировым образцам, а превосходят их по боевой мощи, по точности и дальности, - только так можно победить в любом вооруженном конфликте.

Если они не соответствуют этим параметрам, то тогда только за счет людей можно победить, как это было в первые годы Второй мировой войны, Великой Отечественной войны. А чтобы побеждать в современных столкновениях вооруженных, нужно превосходить по всем этим параметрам: наше вооружение должно превосходить соответствующие аналоги потенциального противника. И Министерство обороны хочет добиться от нашей оборонки, чтобы на вооружение нашей армии поступало именно такое оружие.

Часто внутри страны просто нет конкуренции, а без конкуренции добиться соответствующего результата очень сложно. Поэтому Минобороны как заказчик, - я вам скажу прямо, как бы попугивая нашу оборонку, - говорит: ребята, или делайте то, что нужно для обороны страны, либо мы купим где-нибудь за рубежом. Но, естественно, основные ресурсы, 90%, более 90% тех денег, которые мы выделяем на оборонку, безусловно, пойдут исключительно на российские оборонные предприятия.
Вот, собственно говоря, ответ.

Э.Мацкявичюс: Нижний Тагил, пожалуйста, еще один вопрос.

А.Христенко: Да, Эрнест, у нас есть еще один вопрос. Пожалуйста, задавайте, не забывайте представляться.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.Путин: Привет!

Вопрос: Олег, водитель-испытатель «Уралвагонзавод».

Мы готовы делать технику лучше, осваивать новые технологии. Но невольно складывается впечатление, что Министру обороны это не нужно. Военные производят капремонт старья. Новое не заказывают. Закупками от Министерства обороны занимаются явно не специалисты, - это видно. А вообще, гоните Вы в шею этого Сердюкова, Макарова с его высказываниями. Назначьте нормального Министра.

В.Путин: Да, я понимаю, Вас раздражают некоторые высказыванию высших чинов Министерства обороны, в том числе и начальника Генерального штаба, когда они подвергают сомнению качество наших вооружений. Кстати говоря, наносят даже ущерб внешнеэкономической деятельности в сфере военно-технического сотрудничества.

Конечно, они делают это по тем соображениям, о которых я только что сказал, - из желания получить технику современную, превосходящую, вообще, иностранные аналоги, но приемлемую по цене, что тоже очень важно.

Для нас для всех и для Вас как для гражданина Российского государства, важно, чтобы мы вот эти 20 трлн. рублей, которые мы выделили до 2020 года на перевооружение армии и флота, чтобы они сработали эффективно. Чтобы мы действительно повысили обороноспособность страны, чтобы мы не пошли по пути осваивания денег: вот в этом году - столько-то миллиардов освоили, в следующем - столько-то.

Нам штуки нужны. Штуки - ракеты, самолеты, подводные лодки, надводные корабли, - и, причем, нужны высокого качества. Но то, что они допускают вот эти публичные высказывания, это, безусловно, недопустимо, и мы с ними уже говорили на этот счет. Надеюсь, что это будет услышано.


Комментариев нет:

Отправить комментарий