2 мая 2019 г.

Американский капер и адмирал John Paul Jones на службе России.


В 2018 году Россия отметила 230-ю годовщину со дня знаменитого Очаковского морского сражения, состоявшегося 17–18 июня 1788 года и занявшего достойное место в отечественной истории. Но есть весьма интересные факты, связанные с этим событием и судьбами главных участников этого сражения, остающиеся до сих пор малоизвестными или почти забытыми. 

В данном случае речь пойдет о необычном участнике Очаковского сражения – американском и одновременно российском адмирале Джоне Поле Джонсе (1747–1792). В прошлом, до службы в Российском Императорском флоте, Джон Пол Джонс ( John Paul Jones) был американским капером и офицером зарождающихся Военно-морских сил Соединенных Штатов Америки.

ЗА СВОБОДУ АМЕРИКИ

Сам Д.П. Джонс – выходец из Шотландии, в 26 лет, вступив в наследство брата, стал крупным плантатором в штате Вирджиния.

Но продолжить свою деятельность в этом качестве ему было не суждено: в период войны британских колоний в Америке с Великобританией за независимость судьба молодого американца сделала крутой поворот.

Вскоре после начала войны американских колоний за независимость, в 1775 году, он вступает в Континентальный флот (предшественник ВМС США) и в декабре того же года производится в лейтенанты. 

А в следующем году ему первому доверено поднять военно-морской флаг нового флота. Именно в этой войне Д.П. Джонс нашел свое второе призвание как выдающийся военный моряк. 

Его первым кораблем оказался 24-пушечный фрегат «Альфред», на котором он стал старпомом. Вообще, весь юный американский флот в это время и состоял из фрегатов «Альфред» и «Коламбус», бригантин «Эндрю Дориа» и «Кабот», а также шлюпа «Провиденс». Как старпом «Альфреда» — а затем капитан «Провиденса» — Джонс получил полезный опыт морской войны, в особенности каперства на английских коммуникациях.

Признанием его заслуг служат его награды, в том числе золотая медаль Конгресса США.

Но вот Соединенные Штаты стали независимым государством, а каперство, в котором весьма преуспел Джон Пол Джонс, было запрещено, и он остался не у дел. Возвращаться же к жизни на ранчо ему не хотелось. Душа рвалась в настоящее дело. Тогда-то ему и пришла мысль послужить матушке-России, у которой, как всегда, было полно «друзей».

В апреле 1788 года Д.П. Джонс приехал в Санкт-Петербург, а уже 18 апреля появился «высочайший указ» из недр адмиралтейской коллегии, подписанный Екатериной Великой, где было сказано: «Капитана-командора Павла Жореса приняли мы на службу нашу капитаном ранга генерал-майорского и повелели определить во флот наш Черноморский» (в соответствии с Табелем о рангах чин генерал-майора соответствовал чину контр-адмирала).


ОЧАКОВСКОЕ СРАЖЕНИЕ

Под именем Павла Жореса новоиспеченный адмирал в мае 1788 года прибыл в Херсон в распоряжение наместника Новороссии князя Григория Потемкина. Там он принял под свое командование небольшую эскадру: два линейных корабля «Владимир» и «Александр», четыре фрегата и восемь более мелких кораблей. 

Вместе с гребной флотилией под командованием германского принца Нассау-Зигена они должны были блокировать крепость Очаков, чтобы турецкие корабли и десант не смогли прорваться к Херсону. Екатерина II считала Очаков «южным естественным Херсонским Кронштадтом». 

Эскадра под командованием контр-адмирала Д.П. Джонса и гребная флотилия под командованием контр-адмирала Нассау-Зигена входили в состав русской Лиманской флотилии.

Турецкий флот, который насчитывал 10 кораблей, 6 фрегатов, 47 галер и много мелких судов, стоял под прикрытием очаковских батарей. 

Турки считали, что, имея полное превосходство в кораблях и пушках, они легко расправятся с малочисленной Лиманской флотилией, уничтожат Херсон и судостроительные верфи. Первую атаку турки начали 7 июля, но Лиманская флотилия выдержала удар.

В течение 17 и 18 июня Д.П. Джонс, командуя эскадрой из 11 кораблей, совместно с русской гребной флотилией контр-адмирала Нассау Зигена нанесли жестокое поражение турецкой эскадре, уничтожив 12 кораблей, тогда как еще три корабля были уничтожены батареями на Кинбургской косе. 

В это число входили пять линейных кораблей и пять фрегатов, на которых было установлено около 500 орудий. 

Потери турок в экипажах превышали 6 тыс. человек, из которых 1657 человек были взяты в плен. Такого столь тяжелого и позорного результата для турецкого флота в Очаковском сражении никто не мог даже представить при дворе султана. 

Ведь турецким флотом командовал самый авторитетный адмирал Гассан-паша, которого называли при дворе «пожирателем морских сражений». Высоко оценивая подвиги черноморских моряков, Александр Суворов писал: «Жаль, что не был на абордаже; мне остается только ревновать!»

По воспоминаниям современников, Д.П. Джонс служил Российской империи весьма ревностно и проявил себя геройски, как и в борьбе за независимость США. Дружественные отношения связывали его и с самим А.В. Суворовым, признававшим, что «...Поль Джонс храбрый моряк. Пылкий герой лиманов, среди здешних тюрбанов самый просвещенный...» В своих письмах А.Суворов отмечал, что в его лице Россия имеет величайшего воина, какого ей когда-либо дано иметь.

В сражениях и столкновениях с турецким флотом Д.П. Джонс проявил себя как незаурядный флотоводец, покорив всех своих коллег храбростью и истинно морским благородством. Недаром за свои подвиги Екатериной Великой он был награжден орденом Святой Анны 1-й степени с бриллиантовыми украшениями и чином вице-адмирала


СЛУЖИТЬ РОССИИ ПОЧИТАЛИ ЗА ЧЕСТЬ

Находясь в Санкт-Петербурге, боевой адмирал Пол Джонс устал от придворных интриг и серьезно заболел. Осенью 1789 года «для поправления здоровья» он выехал в Париж и, как оказалось, уже навсегда. В июле 1792 года он скончался в Париже. Его тело было помещено в герметичный гроб и залито спиртом.

Однако, как указывается в зарубежных источниках, только в 1905 году американцы отыскали его могилу и с почестями перезахоронили его прах на родине в США, на территории Военно-морской академии в Аннаполисе. Специальным постановлением Конгресса США, учитывая особые заслуги Д.П. Джонса в формировании американского флота и борьбе за независимость США, ему было присвоено звание полного адмирала.

В истории России был довольно длительный период, в XVIII–XIX веках, когда служить в Российском Императорском флоте иностранные моряки считали за большую честь. Причем России служили не какие-то иностранные изгнанники, а лучшие граждане своей страны, такие как первый военно-морской офицер американского флота, легендарный российский и одновременно американский адмирал Д.П. Джонс.


Россия помнит тех выдающихся военных деятелей, которые преданно служили Российскому государству. В год празднования 300-летия Санкт-Петербурга на доме № 23 на Большой Морской улице была открыта мемориальная доска, посвященная адмиралу Д.П.Джонсу.

Об авторе: Владимир Лодкин – независимый военный эксперт.

http://nvo.ng.ru/history/2018-06-15/5_1000_john.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий