6 января 2011 г.

Если считаете, что я взвалю на себя ваши обязанности, то искренне заблуждаетесь ...

Армия и церковь. Есть мнение.

Мнение командования 28 мотострелковой бригады нового облика, озвученное А.Гусельниковым на страницах "Комсомольской правды" (3.12.2010 г.)

Из-за реформы офицеров стало мало, воспитывать солдат некогда или некому -«дисциплинка хромает». Вот тут-то святые отцы и пригодятся. В армии очень надеются, что батюшки смогут хоть как-то решить проблему дедовщины. В общем, по замыслу священники должны полностью заменить политруков – такая перед ними ставится «боевая задача».

- Не к офицеру в погонах, а именно к священнику может обратиться военнослужащий со своими проблемами, - считает командир 28-й отдельной мотострелковой бригады полковник Дмитрий Касперович. – И те слова, которые произнесет священник, не скажет ни один офицер.

С поставленной задачей отец Николай справляется превосходно – и беседу проведет, и благословит, и исповедь о тяготах армейской службы выслушает. А после вместе с новобранцами отправляется на занятие. Идет в одном строю, хоть и не в ногу. Вместе с молодыми осваивает технику безопасности – как садиться в военную машину, не сломав себе при этом руку или ногу. Таково требование армейского начальства...

А вот интервью настоятеля гарнизонного воинского храма во имя святого благоверного великого князя Димитрия Донского Екатеринбургской и Верхотурской епархии Русской православной церкви духовника 28 мотострелковой бригады иерея Николая Пантелеева корреспонденту "Красной звезды" Юрию Белоусову  (30.12.2010 г.).

- Отец Николай, не мне вам, бывшему военному, говорить о том, что воинский коллектив – это особое сообщество. Не будет ли активное вхождение представителя Церкви в жизнь и быт военнослужащих «напрягать» личный состав?

- Есть хорошее христианское правило: не просят – не лезь. Священник не будет вникать во все дела военных. Ему это не надо. Но следует понимать: раз представитель церкви будет в войсках как штатное лицо, то и его участие в армейской жизни будет каким-то сверхактивным. Я сейчас участвую в тех или иных бригадных мероприятиях лишь по приглашению командования соединения. Не думаю, что кардинально изменю подобный подход к делу в случае определения меня на штатную должность военного священника. Как бывший военный, я чётко вижу грань допустимого вхождения представителя Церкви в воинский коллектив. Но я даже от бывших сослуживцев иной раз слышу сетования по поводу того, что с приходом батюшки в бригаду будет разрушен войсковой институт воспитания. «Вы это о чём? – спрашиваю их. – Если считаете, что я взвалю на себя ваши обязанности, то искренне заблуждаетесь». Человек Церкви нужен в войсках не ради замещения кого-то. Его предназначение – заполнить существующий в армии духовный вакуум.

- У офицеров есть надежда, что с приходом в армию военных священников пойдут на убыль «дедовщина», факты самовольного оставления части, суицидальных случаев...

- Положительные моменты непременно будут. Практически каждый человек склонен внимать и следовать словам священнослужителя. Если бы это было не так, то не стоило бы возрождать институт военного духовенства. Но и возводить батюшку в ранг панацеи от всех бед не надо. Он не должен как помощник командира по работе с личным составом вести борьбу за укрепление воинской дисциплины в отдельно взятом воинском соединении. Это не его стезя. При подобных суждениях невольно рисуется образ Ильи Муромца с палицей в руках: взмах – нечисть уходит, хорошие подымаются... Да, священник будет помощником командира. Но надо помнить – лишь в вопросах духовного воспитания солдат и офицеров.

Фото Андрея Гусельникова

Комментариев нет:

Отправить комментарий