5 июня 2011 г.

Почему взрываются арсеналы Минобороны России. Мнение

Бывший адъютант министра обороны СССР Маршала Советского Союза Д.Ф.Устинова, начальник Главного управления международного военного сотрудничества Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации (1996–2000) генерал-полковник Леонид Ивашов высказал свое мнение, почему взрываются арсеналы Минобороны РФ.

«Эти глупцы все считают, сколько рублей сэкономят, но не понимают, что нарушение веками складывающихся нормативов может привести к такому ущербу, который в десятки раз превысит содержание сокращенных военнослужащих», – заявил газете ВЗГЛЯД по поводу взрывов на 99 арсенале в Башкирии и 102 арсенале в Удмуртии генерал-полковник Леонид Ивашов.

Президент России Дмитрий Медведев в пятницу не исключил, что «придется снимать погоны» с должностных лиц Минобороны в связи с последними происшествиями на арсеналах в Башкирии и Удмуртии. «Два раза – это уже система. Подготовьте мне предложения о том, кто и каким образом за это должен ответить. Раз не понимают все по-хорошему – два года было все нормально – значит, придется опять погоны снимать, – сказал Медведев, обращаясь к Сердюкову, в ходе заседания Совета безопасности РФ. – Проведите расследование. Естественно, отдельное расследование проведет Следственный комитет и другие подразделения. И доложите мне вместе с предложениями и организационными выводами», – приводит его слова РИА «Новости».

Газета ВЗГЛЯД обратилась к генерал-полковнику Леониду Ивашову за разъяснениями.

ВЗГЛЯД: Леонид Георгиевич, какие системные проблемы, на ваш взгляд, привели к этим ЧП?

Леонид Ивашов: В результате реформ разрушена прежняя система хранения боеприпасов и не создана новая, которая обеспечивала бы безопасность.

Система хранения боеприпасов складывалась веками. Вырабатывались определенные требования, которые превращались в нормативы: на каком удалении друг от друга должны находиться склады; сколько человек и каких специалистов должны работать в системе постоянного наблюдения, обслуживания и обеспечения безопасности; какие должны быть средства, в том числе и противопожарные; с какой периодичностью нужно проверять хранящиеся партии боеприпасов на взрывоопасность – берут один снаряд и на полигоне проводят испытания.

Это все господин Сердюков успешно разрушил. Он ликвидировал институт прапорщиков и мичманов, а они были на этих складах ключевой фигурой. Контрактников, конечно, не найдут. Да и что такое контрактник? Вчерашний солдат. Кроме того, директивно предписано подключать к обслуживанию и к охране боеприпасов различные частные фирмочки. В результате прежняя система, основывавшаяся на строгих расчетах и нормативах, уничтожена, а то, что создано, – это не система, а антисистема, которая ведет к разрастанию факторов риска.

Есть еще одно мнение. Поскольку в армии коррупция распространена едва ли не больше, чем во всех российских структурах, то нельзя исключать и того, что кто-то где-то пытается замести следы после продажи боеприпасов или еще чего-то подобного.

ВЗГЛЯД: По-вашему, при отсутствии прапорщиков офицеры не могут следить за всем самостоятельно?

Л.И.: Что офицеры могут сделать? По нормативам снаряды там регулярно должны вскрываться, отстреливаться, подрываться и т.д. У прапорщика, который имеет в подчинении несколько солдат, расписан весь регламент, и он отвечает за то, чтобы не курили в неположенном месте, за то, чтобы трава по мере усыхания ликвидировалась, чтобы были проложены подъездные пути, за поливание территории склада. Для всего этого нужны люди и технические средства. А сегодня своих пожарных средств в армии уже нет. Пожарная служба распущена. Надо подписывать договорные отношения с пожарными, которые находятся за десятки километров и у которых у самих, как правило, ни черта нет. Число факторов, которые могут привести к подобным происшествиям, растет. И из множества факторов один обязательно сработает.

ВЗГЛЯД: Высказывались мнения о том, что последние инциденты отчасти обусловлены более широким привлечением к опасным работам военнослужащих по призыву...

Л.И.: Они и раньше всегда работали. Но рядом с тремя-четырьмя солдатами стоял мудрец в виде прапорщика или когда-то старшины сверхсрочной службы, и они работали под его командой. Это не беда, что там новобранец. Он выполняет свои функции: уничтожает сухую траву, поливает, помещение проветривает и т.д.

ВЗГЛЯД: Последний раз такие многочисленные взрывы арсеналов отмечались в начале прошлого десятилетия при министре Сергее Иванове. Можно ли здесь проводить какие-то параллели?

Л.И.: Конечно. Ослабевает ответственность. Раньше мы служили, прежде всего, не за деньги. Это было подвижничество, служение, карьера. Вот это служение было переведено на принцип работы за плату. Ну а дальше – как платят, так и работают. Сегодня офицеры уже не служат, работают. И ответственность, конечно, уже не та. Они не держатся за свое место.

Офицер служит, выстраивает жизненные, служебные планы. И вдруг кто-то глянул и взял с потолка – наполовину сокращаем. И понеслось. Люди начинают оглядываться на «гражданку» и сидят как бы на двух стульях. «Да, я служу, но я ищу себе место, потому что завтра придет очередная директива и моей должности не будет».

А арсеналы еще Квашнин (Анатолий Квашнин, начальник Генштаба с 1997-го по 2004 г. – прим. ВЗГЛЯД) начинал сокращать. Эти глупцы все считают, сколько рублей сэкономят, но не понимают, что нарушение этих веками складывающихся нормативов может привести к такому ущербу, который в десятки раз превысит содержание сокращенных военнослужащих.

ВЗГЛЯД: Вы считаете, подобные взрывы будут повторяться?

Л.И.: Если не изменить ситуацию – а ее, похоже, никто не собирается менять, наоборот, усугубляют.

Сейчас в Минобороны все больше молоденькие девочки-менеджеры управляют процессами и людьми. Для тех же арсеналов нужно готовить офицеров, это целая система подготовки. Сегодня всю систему военного образования возглавляет женщина-специалист по акцизам алкогольной продукции. Точно так же и в других областях. Приходят в коротеньких юбочках, садятся в кресло, которое раньше занимал седой генерал-полковник... Что они могут привнести? Только разрушить. Вот это и происходит. Поэтому можно однозначно предполагать, что количество подобных происшествий и их масштабы будут только увеличиваться.

Биография генерал-полковника Леонида Ивашова  

Комментариев нет:

Отправить комментарий