22 января 2019 г.

Острый вопрос. Возродим бриг «Меркурий».


«Флаг Родины» последовательно информирует читателя о намерениях общественности Севастополя и Черноморского флота возродить бриг «Меркурий», построив действующую копию легендарного корабля в натуральную величину. Дискуссия на эту интересную тему была открыта в выпуске «Флага Родины» за 5 октября и продолжена в выпуске за 14 декабря 2018 года.

Небывалая активность читателей показала, что флотской газетой была затронута очень важная тема как для города-героя, так и для Черноморского флота. Вопросов накопилось настолько много, что редколлегией «Флага Родины» было решено провести круглый стол и выяснить точки зрения специалистов – историков, краеведов, писателей-маринистов, судостроителей, представителей городских общественных организаций как с морским уклоном, так и с сухопутным.

На круглый стол было вынесено три вопроса: нужна ли современному Севастополю полномасштабная копия брига «Меркурий»? Если да, то в каком качестве?
И, наконец, кто должен создать историческую реплику прославленного брига?

***
Аркадий Чикин, майор в отставке, краевед, писатель-маринист, автор ряда книг по истории Черноморского флота: – Я думаю, что предмет обсуждения все собравшиеся знают исключительно хорошо. Копия «Меркурия» должна быть в Севастополе, но только в каком масштабе?

В полноразмерном варианте это будет очень дорогостоящий проект. И тут сразу возникает несколько вопросов. Кто его будет содержать после съёмок художественного фильма (или фильмов), в каком виде и как эксплуатировать дальше? На чьи средства? 

Конечно, построить или, как говорят сейчас, возродить бриг в натуральную величину – очень заманчивая затея. Проект, безусловно, привлечёт внимание многих соотечественников и зарубежных историков, а значит, возникнет и повышенное внимание к истории Черноморского флота и Севастополя. 

Ведь бриг «Меркурий» – это своеобразная визитная карточка Севастополя, почти не уступающая по популярности знаменитой Панораме и памятнику Затопленным кораблям. Воспитательное значение «Меркурия» очевидно. Но уже сейчас я вижу опасности, которые могут возникнуть на пути реализации проекта. И не только в экономическом плане, организации производства или в технологиях. 

В последнее время в отечественной истории крадут не только идеи, но и события! Как это ни парадоксально выглядит, делают это не враги нашей страны на Западе, а свои же соотечественники. 

К примеру, питерские историки сегодня пытаются отобрать у Севастополя статус «родины» морской авиации и даже подводят под это «некую историческую базу», путая даты и неверно трактуя события. 

Мне приходится бороться за севастопольские приоритеты. То же самое происходит и с «Меркурием». Насколько мне известно, есть попытки перехватить идею, отодвинуть севастопольцев в сторону и построить копию брига на верфях в Санкт-Петербурге или питерскими судостроителями в Севастополе. 

Но тогда вся патриотическая составляющая проекта пошатнётся. Строить надо только в Севастополе и севастопольцами. Я в этом глубоко убеждён.

***
Виктор Овчаров, капитан 2 ранга в отставке, судомоделист, исследователь брига «Меркурий» и жизни Казарского:

– Я изучаю всё, что связано с «Меркурием», не один десяток лет. Также внимательно слежу за мировыми достижениями при создании в зарубежных странах исторических реплик парусных судов как из дерева, так и из стали.

В России есть опыт создания фрегата «Штандарт», кораблей «Полтава» и «Гото Предестинация». В Великобритании, Голландии, Германии, Дании, Швеции в качестве плавучих музеев работает немало специально построенных судов.

Большинство судов предназначено исключительно для туристов и функционируют они в стояночных режимах. Для наиболее известных типа английского клипера «Катти Сарк», шведского корабля «Ваза» созданы особые условия – сухие доки и закрытые эллинги.

Каждая такая историческая реплика шла своим путём и создавалась при разных условиях и финансировании проекта. Даже беглый анализ их строительства и эксплуатации указывает на особенности регионов, где они строились, и нюансы общественной обстановки, национальные традиции, способствующие реализации проекта.

Я уже не говорю о технологиях, которые для каждой реплики являются уникальными и неповторимыми в затратах строительных и эксплуатационных.

При воссоздании севастопольского «Меркурия» тоже следует учитывать особенности региона, природных условий полуострова и Черного моря и применяемых современных технологий. Я не очень верю, что современный «Меркурий» может стать учебным судном, западный опыт говорит, что подобное маловероятно. Его назначение – судно-музей.

Так, чтобы обе палубы – опер-дек (верхняя) и орлоп-дек (нижняя, жилая) были представлены по образцу того времени. А строить надо в Севастополе и севастопольцами однозначно.

Каким должен быть новый «Меркурий»? Желательно со стальным корпусом, обшитый деревом. Дешевле, проще и быстрее. К тому же стальной корпус будет служить не менее полувека, а деревянный корпус в тёплом Черном море сгниёт лет за 15.

То есть если вкладывать деньги, то надолго и надёжно. Применять при строительстве деревянные технологии – так их в Севастополе нет, как и нет специалистов по дереву.

Заявление некоторых общественных деятелей по поводу «целесообразности» деревянного «Меркурия» подчёркивает их слабые знания в области парусного судостроения и деревянных технологий.

Полная версия: https://sc.mil.ru/files/morf/military/archive/FR_2019-01-11.pdf

Комментариев нет:

Отправка комментария