13 ноября 2011 г.

На смерть поэта-мариниста

Исполнилось девять дней, как безвременно на 78-году жизни ушел из жизни моряк-рыболов дальнего плавания, поэт-маринист Иван Емельянович Пензев


Иван Емельянович Пензев родился в Харькове, но был зарегистрирован в селе Михайловском Белгородской области на родине матери. С марта 1935 по октябрь 1953 года проживал в городе Хасавюрте (Дагестан), откуда и был призван на службу на Военно-морской флот.

Срочную службу проходил на Черноморском флоте в Севастополе - подводник, торпедист, старшина 1 статьи запаса.

Получил высшее гуманитарное (организатор-методист культурно-просветительной работы высшей квалификации) и техническое (технолог рыбной продукции) образование.

Двадцать лет трудового стажа на судах Севастопольского производственного объединения рыбной промышленности «Атлантика». На судах тралового флота по сумме пройденных миль трижды обогнул Земной шар. Побывал в портах четырёх континентов планеты.

Человек и море во всех его проявлениях – основная тема творчества И.Пензева.
Иван Емельянович Пензев автор поэтических сборников: «Сияние звёзд в океане», «Странствующий альбатрос», «Море на вкус солёное» и «Штормовое предупреждение». 

В 2010-2011 гг. его стихи печатались в Альманахе «Паруса творчества» ВСПМ, в трёх Альманахах «Слобожанский круг» творческого объединения Харьковской области, в литературном журнале Союза писателей России «Славянин» и в периодической печати.

Маринист Иван Пензев – активный участник «морских поэтических десантов» в учебные заведения Харькова и Мерефы, он регулярно выступает в библиотеках, учреждениях культуры, на собраниях ветеранов ВМФ и юных моряков, в 2011 году презентовал свою новую песню трудовому коллективу Харьковского метрополитена.

Член Творческой ассоциации литераторов «Слобожанщина» (ТАЛ) и ХООО ветеранов ВМФ и подводников им. Героя Советского Союза И.И.Фисановича. За успехи в творческой деятельности неоднократно награждался специальными дипломами и грамотами.



МАТРОС ПОЭЗИИ

Я – матрос поэзии
самый рядовой,
и никак не верится,
что я молодой.

Если гляну в зеркало –
душу бьёт слеза…
Этим всё исчерпано,
Что ещё сказать?!

К сердцу вдруг прислушаюсь,
Сам в себя взгляну…
К зеркалу бездушному
впредь не подойду!

К Богу нет претензии –
лет набрал с лихвой.
Как матрос ПОЭЗИИ,
Всё ж я молодой!


АБОРДАЖ

Слились вода и небо воедино –
Не отличить от моря небосвод.
Какая-то немыслимая сила
Прошла, как смерч, над гладью синих вод.

Облиты мраком палубы и мачты,
В тени ночной рангоут, такелаж.
В кромешной тьме, надеясь на удачу,
Мы глубину берём на абордаж.

Поставлен трал во мрак немой пучины.
Напряжены, как нервы, ваера…
Уходят в море настоящие мужчины,
Играют в карты – только фраера!


ПОДВОДНОЕ СЧАСТЬЕ

Мы в море выходим
бороться не с морем.
Приходится в море бороться с собой.
С волною моряк
может только поспорить,
но в море не станет он
спорить с судьбой.

Судьба – это рок.
А у рока законы
свои: никому от судьбы не уйти,
хоть падай пред самой
высокой иконой,
хоть бога морского, Нептуна, проси.

Судьба – это счастье,
иль жуткое горе.
И тут ты не волен, хоть чёрту молись:
настигнет тебя
на земле или в море,
возвысит или
разобьёт тебя вдрызг!

Судьба от просторов
морских отдаляла:
то в спину, то в лоб колотила меня,
а в сердце моём где-то
море сияло…
И не было этого краше огня.

По камням судьбы,
через пни роковые
пролез, не страшась ни ушибов, ни слёз…
Плескались у ног
теперь волны морские –
пред ними стоял черноморский матрос.

Подводник. Любил я
крутые моменты,
испытывал всё, чтоб себя испытать,
и все о судьбе отвергал аргументы –
судьбой научился своей управлять.

Хотел на подлодке
служить я Отчизне,
нырять в глубину, на поверхность всплывать
и с морем сдружиться
коварно-капризным,
и в бурях смертельных его побеждать.

Мечтал обойти нашу Землю по кругу.
И я обошёл.
И увидел весь мир.
И три океана, как лучших три друга,
меня полюбили.
Я был их кумир.

Желал сто друзей
залучить себе в братья –
их я залучил на подводной стезе.
Одни у нас были о счастье понятья,
во всём непокорны
Мы были везде.

Мы были едины
в походах, в ученьях,
в торпедных атаках и в пешем строю.
Никто не страшился подводных течений,
не пятился крабом
в «смертельном бою».

Подводники – это
особые люди,
глубокой морали и жёсткой судьбы.
Никто не подносит им счастья на блюде –
его добывают в глубинах воды.


ЧУВСТВО МОРЯ

От борта судна отвалила суша
И «парус» вздрогнул и забился туго.
Взметнулись чайки круто от испуга,
Заголосили, раздирая душу.

Земля меня ласкала и кормила,
Всё, что могла, как сыну отдавала,
А сердце по стихии тосковало
И море вольностью своей манило.

И вот оно, безбрежное, волною
Навстречу мне неистово несётся.
Ещё мгновенье – и своей «рукою»
Оно лица и губ моих коснётся.

Мы обнялись. Нам жарко от объятий…
Вода у борта плещется игриво,
Накаты ходят рядом белогриво
Бесстрашные и верные, как братья.

И чувство моря чистое, как ветер,
Наполнило меня могучей силой…
А небо было надо мною синим,
А воздух был пахуч, лучист и светел!

Мне, моряку, мой берег не наскучил.
Не будь земли, откуда взяться морю?
Но я готов с любым до драки спорить:
Прекрасна суша. Но, а море – лучше!
Не потому ли скопом и поштучно
Неудержимо люди рвутся к морю?!

Комментариев нет:

Отправить комментарий