20 февраля 2015 г.

Награда нашла юнгу спустя 70-лет после Великой Отечественной войны

В Екатеринбурге вручили орден ветерану, защищавшему Родину на Северном флоте.

Этого дня Геннадий Додонов ждал долгих 70 лет. Награда за участие в Великой Отечественной войне, наконец, нашла дорогу к его груди. Накануне в штабе Центрального военного округа Геннадию Александровичу вручили Орден Отечественной войны II степени.


– Я уже давно надежду потерял, как вдруг раздается телефонный звонок и меня приглашают на вручение, – поделился радостью ветеран. – Этим орденом награждали всех участников Великой Отечественной войны. Для меня он очень важен, ведь он показывает, что нас – тех, кто воевал – до сих пор помнят и уважают. К моему ордену было приложено удостоверение, подписанное лично президентом Владимиром Путиным.

Когда началась война, 13-летний Гена едва окончил 6-й класс, но уже работал на заводе. А спустя два года твердо решил отправиться на фронт.

- Время было такое – надо было Родину защищать, – вспоминает Геннадий Александрович. – Все друзья отправились в "учебки", а меня родители не пускали. Я плакал, упрашивал отпустить хотя бы в школу юнг с друзьями. Они согласились. Правда, в итоге в ту школу попал лишь я, а друзья, кто летчиком стал, кто сразу на флот попал.

В годы Великой Отечественной войны школа юнг работала на Соловецких островах, где ранее располагался печально известный концлагерь для противников советской власти. Лишь после 1939 года, когда тюрьму ликвидировали, а сам архипелаг передали Северному флоту, на острова стали отправлять юнг.

– Начальство не заметило ошибку в моих документах и приняло меня учиться, хотя я был на год младше заявленного возраста, – рассказывает Геннадий Додонов. 

– На островах мы сами занимались обустройством своего жилья. Спать нам полагалось в землянках. Вырыть их было сложно, там ведь сплошной скальный грунт, а надо было организовать ее в три этажа, чтобы мест на 50 человек хватило. Потом еще и комнату в 20 метров для сушки белья копали. Обогревалось все это "буржуйкой". 

На Соловецких островах было холодно, дров требовалось много. Очень часто мы всей ротой выходили рубить лес топорами, чтобы не замерзнуть ночью. Мы были на полном самообеспечении, разве что еду не готовили. В столовой нас ежедневно кормили треской и макаронами по-флотски.

К слову, в те же годы на Соловецких островах учился и знаменитый советский писатель Валентин Пикуль. Он поступил в 1942-м году после того как с матерью выехал из Ленинграда по «Дороге жизни». Он учился на специальности «рулевой-сигнальщик».

– Я был в третьем наборе, а Валентин Пикуль - в первом, – вспоминает сослуживца Геннадий Александрович. – Про него постоянно говорили, что он «болтун» – все время какие-нибудь байки интересные рассказывал. Ну не зря, видимо. Он ведь потом столько исторических романов написал.

Соловецкие острова были важным стратегическим объектом. На них располагались склады, военные аэродромы и база малых охотников за подводными лодками.


– Всякое случалось во время службы. Однажды трое юнг решили сбежать на фронт. Подошли к делу с умом – запаслись сухарями, водой, а потом украли лодку и поплыли на большую землю, – улыбается моряк. – Ну, их быстро перехватили. Беглецы даже до берега не добрались. Потом для них начались бесконечные проверки через СМЕРШ, выясняли, не предатели ли они. 

В общем, журили по полной программе. А, в конце концов, начальник школы, капитан первого ранга Авраамов их похвалил при всех: «Молодцы, что самостоятельно на шлюпке проделали такое расстояние». Все же считали, что мы белоручки какие-то, которым до настоящих матросов еще далеко. Из-за этого нас то и дело заставляли работать веслами, чтобы закалить, придать «морской облик». А эти парни показали, что мы уже готовы.

Впрочем, о том, что юнги на Соловецких островах уже давно готовы к войне, командование поняло, когда немцы захотели попасть на архипелаг.

– Был у нас такой товарищ – Ковалев Саша. Он на торпедном катере служил. Во время войны в одном из боевых выходов его судно попало под вражеский обстрел – повредило трубопровод, который шел от котла. Из-за чего тот мог взорваться. Чтобы спасти судно, он руками держал пробоину. Обжегся сильно, но судно спас, – добавляет Геннадий Додонов. 

– А вообще немцы то и дело забрасывали свои диверсионные группы. Нам часто приходилось стоять в оцеплениях с карабинами, чтобы они не прошли и не уничтожили посты наблюдения и связи.

Так продолжалось до января 1945 года, после которого Белое море уже не считалось полем боевых действий.

– Я дежурил по роте, когда рано утром два громкоговорителя, стоявшие у нас, вдруг объявили, что война закончилась, – с улыбкой вспоминает Геннадий Додонов. – Я сразу стал всех будить, кто спал в землянках, достал карабин и принялся стрелять в воздух. Тут же и остальные ко мне присоединились, празднуя победу.

После окончания войны Геннадий Додонов продолжал служить на Северном флоте, а потом работал на заводах в закрытых городах. Сейчас он живет в столице Урала и проводит время с правнуками.

– Кадровые органы ЦВО продолжают поиск военнослужащих, которым по тем или иным причинам не были вручены заслуженные награды, – отметил во время церемонии награждения Сергей Полетучий, заместитель командующего войсками ЦВО по работе с личным составом. – Это очень важно не только для награжденных, но и для действующих военнослужащих, подрастающего поколения, которое должно знать, что подвиги во имя Родины забыты не будут!

Данил Свечков. Фото Алексей Булатов
http://m.kaliningrad.kp.ru/daily/26341.3/3222737/

Комментариев нет:

Отправить комментарий