27 июля 2014 г.

Российская военная медицина. Приоритеты - Акция "Сердце ветерана", новая хирургическая клиника, стоматология, обучение фельдшеров ...

"Там, где есть женщины-военнослужащие, культурнее происходит общение друг с другом, моральный климат в этих подразделениях намного лучше, чем в изолированных мужских". А.Фисун. 

В гостях Русской службы новостей  Александр Фисун - начальник Главного военно-медицинского управления министерства обороны России, генерал-майор медицинской службы. Передача: Генштаб  Ведёт программу Игорь Коротченко

И. КОРОТЧЕНКО: Добрый день. Сегодня у нас в гостях начальник Главного военно-медицинского управления Министерства обороны России, генерал-майор медицинской службы Александр Яковлевич Фисун (на фото).

А. ФИСУН: Добрый день.

И. КОРОТЧЕНКО: Военная медицина, как известно, - это больная тема. Как сегодня обстоят дела в этой сфере? Что удалось сделать? Какие стоят задачи?

А. ФИСУН: В ноябре 2012 года одно из совещаний, которое провёл Сергей Шойгу, было посвящено состоянию военной медицины. Оно было очень острым. Было намечено реформирование того, что было сделано не совсем удачно. Сегодня существует трёхуровневая система обеспечения Вооружённых сил, которая касается войскового звена, гарнизонов и госпиталей базового уровня, лечебных учреждений центра.

На уровне войскового звена у нас есть 50 медицинских рот. Сформированы госпитали на 150 и 300 коек. В центре представлена военно-медицинская высокотехнологичная помощь Военно-медицинской академии и центральных госпиталей.

О РОССИЙСКОЙ ВОЕННОЙ МЕДИЦИНЕ НА О.КОТЕЛЬНЫЙ

И. КОРОТЧЕНКО: Сегодня Вооружённые Силы РФ активно осваивают арктический театр военных действий. В Арктике создаются полярные аэродромы, принято решение о развёртывании дополнительных сил и средств противовоздушной обороны. В разрезе задач Арктики, какие задачи и что планирует делать Военно-медицинское управление Минобороны?

А. ФИСУН: Сегодня на острове Котельный существует образцовый медицинский пункт с хорошим оснащением, где работает врачебная бригада из Западного округа и из Военно-медицинской академии. Есть всё для того, чтобы провести оперативные вмешательства, выполнить определённые функциональные исследование, электрокардиографию, провести эндоскопическую диагностику. Но, к счастью, сегодня это пока ещё ни разу не потребовалось.

О ЗДОРОВЬЕ ОФИЦЕРСКОГО КОРПУСА


И. КОРОТЧЕНКО: А как в целом с позиции военных медиков оценивается состояние физического здоровья личного состава Вооружённых Сил, прежде всего, офицерского корпуса?

А. ФИСУН: Существуют общепринятые критерии оценки физического состояния человека. Сегодня доля тех, кто имеет заключение «годен» среди военнослужащих, достигает порядка 70%. Что касается военнослужащих по контракту, молодых людей 25-30 лет, то этот показатель достигает 90%. Что касается офицеров и старшей возрастной группы, то показатель несколько ниже, но, тем не менее, наиболее высокий показатель здесь и не требуется.

О ВЛАЖНЫХ ПЫЛЕСОСАХ и ВОЗМОЖНОСТИ ЕЖЕДНЕВНО ПРИНИМАТЬ ДУШ

И. КОРОТЧЕНКО: Как правило, всегда большой резонанс в СМИ вызывают случаи массового заболевания военнослужащих. Что делается сегодня, чтобы исключить такие ситуации?

А. ФИСУН: Есть законы эпидемиологии. Когда формируется новый коллектив, повышается заболеваемость. Мы принимаем организационные меры. Это постепенно поступление молодого контингента в части, карантирование лиц, недопущение смешивания при выполнении каких-то занятий с теми, кто уже служит в этой части. Также принимаются и медицинские меры. Применение неспецифических стимуляторов и иммуномодуляторов, применение вакцин. Пневмония и респираторные инфекции поднимают голову там, где плохие условия жизни, где военнослужащий не может высушить мокрое обмундирование, где он находится часто необоснованно на улице без соответствующего обмундирования. 

Опыт показал, что в ряде частей, где раньше лихорадило от этих состояний, сегодня заболеваемость снизилась в разы. Я об этом докладывал на общественном совете Министерства обороны. В качестве примера я взял мотострелковую бригаду из Каменки. Там ситуация с респираторными заболеваниями снизилась после приведения казарм в соответствующее состояние, после появление влажных пылесосов, появления возможности каждый день принимать душ. Заболеваемость ОРВИ снизилась в 3 раза, пневмониями в 2,5 раза.

И. КОРОТЧЕНКО: Вернёмся к Арктике. Военно-медицинская наука планирует проводить исследования, связанные с тем, как адаптировать организм военнослужащих и как оказывать реальную медицинскую помощь в условиях Арктики?

А. ФИСУН: Военно-медицинская наука имеет сегодня несколько направлений. В рамках решения задач по Арктике решаются все направления, которыми занимается военно-медицинская наука. Это и подбор специальной экипировки, это подбор препаратов для повышения устойчивости человека к низким температурам. Это разработка новых медицинских средств, которые не будут способны замерзать при очень низких температурах. Это и обоснование эргономических требований, связанных с тем, что человек находится в достаточно замкнутом пространстве.

О МЕДИЦИНСКОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ ЭКИПАЖЕЙ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК

И. КОРОТЧЕНКО: А экипажи атомных подводных ракетоносцев, уходящих на боевое дежурство с межконтинентальными баллистическими ракетами базирования? Как организована медицинская служба и обеспечение в таких специфических условиях?

А. ФИСУН: Обеспечение начинается на берегу. Военнослужащий обязательно проходит диспансеризацию, проходит перечень диагностических исследований. На корабль должен прийти человек, у которого максимально исключены возможности заболевания в плавании. Но, тем не менее, рядом с ним на борту находится начальник медицинской службы. Это подготовленный врач-хирург, который прошёл интернатуру по хирургии. Это фельдшер и санитар.

О ГОСПИТАЛЬНЫХ СУДАХ "СВИРЬ" (СФ), "ИРТЫШ" (ТОФ), "ЕНИСЕЙ" (ЧФ).

И. КОРОТЧЕНКО: А какая ситуация с госпитальными судами?

А. ФИСУН: Сегодня у нас три госпитальных судна: «Свирь» на севере, «Иртыш» на Тихоокеанском флоте и «Енисей» на Черноморском флоте. Все суда были построены в конце 1980-ых годов. Сегодня, стоя у пирса, они являются методическими центрами военно-морской медицины. По ним всем запланированы капитальные ремонты, которые будут идти синхронно с переоснащением. Постараемся поменять логистику этих судов. Сегодня, по-прежнему, Россия является в этом направлении лидеров. Была попытка в Китае скопировать это судно, но, тем не менее, надо двигать вперёд и менять логистику. Эту работу мы проводим.

О ЛЕТАЮЩЕМ ГОСПИТАЛЕ МО РФ "СКАЛЬПЕЛЬ"

И. КОРОТЧЕНКО: Есть ли у нас в России летающие госпитали?

А. ФИСУН: У нас несколько лет назад был летающий госпиталь «Скальпель». Сейчас он не используется по ряду причин. Опыт и жизнь показала, что не только Министерств обороны, но и других стран, что воздушные суда нужно оснащать средствами для эвакуации раненых и всем необходимым для их транспортировки в высокоспециализированное лечебное учреждение. 

Опыт показывает, что оперировать в воздухе не нужно. Нужно подготовить пациента к транспортировке, быстро эвакуировать и встретить в центре или месте, где можно провести вмешательство и его произвести. Для этой цели существуют специальные модули, которыми оснащаются как вертолёты, так и самолёты. В этом году они придут и в Министерство обороны. До 2017 года этих модулей будет уже более 30.

О ЭВАКУАЦИИ РАНЕНЫХ С ПОЛЯ БОЯ РОБОТАМИ

И. КОРОТЧЕНКО: Сегодня активно движется тема по поводу возможности эвакуации раненых с поля боя специализированными работоспособными устройствами.

А. ФИСУН: У нас есть такие разработки. Есть специальные робототехнические средства, которые используются в стационарах. Сегодня однозначно создано универсальное транспортное средство, которое позволяет унифицировать оказание помощи пострадавшему, как в воздухе, так и в обычном санитарном автомобиле, госпитальном судне и так далее. Я думаю, что к концу года оно поступит уже в войска.

О МИКРОАПТЕЧКЕ В ЭКИПИРОВКЕ ВОЕННОСЛУЖАЩЕГО

И. КОРОТЧЕНКО: По теме перспективной экипировки предусмотрены ли там какие-либо средства оказания медицинской помощи первичной на поле боя? И какие-то средства, которые позволяют военнослужащему в условиях реального боя повысить свою комфортность, и с точки зрения, если будут какие-то ранения, каким-то образом дать знать вышестоящему командному звену.

А. ФИСУН: В современной экипировке предусмотрена возможность как сообщить о ранении. Есть специальное устройство. В экипировке есть несколько мест, где фактически у солдата есть микроаптечка.

О ВОЕННЫХ САНАТОРИЯХ В КРЫМУ

И. КОРОТЧЕНКО: Главное военно-медицинское управление приобрело какие-то возможности по санитарно-лечебному направлению в соответствии с тем, что Крым стал частью России?

А. ФИСУН: Мы с марта приняли в состав санаторно-курортного комплекса Вооружённых Сил несколько санаториев Крыма. Это известные санатории, которые ещё в советское время работали в интересах военно-медицинской службы: 
Сакский центральный военный санаторий
Центральный санаторий «Крым», 
Евпаторийский детский клинический военный санаторий, 
Феодосийский военный санаторий
турбазу «Севастополь» и ряд других. 

Сегодня мы начали работу и продумали механизм направления на отдых наших офицеров и ветеранов Вооружённых Сил. В этот период этого лета, до октября-ноября, там отдохнёт порядка 12,5 тысяч из того контингента, который имеет на это право.

ПРО АКЦИЮ "СЕРДЦЕ ВЕТЕРАНА"


И. КОРОТЧЕНКО: Я слышал, что готовится акция в Министерстве обороны России по предоставлению дополнительных медицинских услуг ветеранам Великой Отечественной войны.

А. ФИСУН: 9 мая мы отмечаем 70-летие Великой Победы, и в преддверии него уже принято организационное решение, которое направлено на улучшение медицинского обеспечение участников Великой Отечественной войны. Мы взяли дополнительно для наблюдения 320 тысяч участников ВОВ. 

Мы начали акцию «Сердце ветерана». Будут сформированы специальные бригады, кардиологи, кардиохирурги, диагносты, которые проедут до мая следующего года от Калининграда до Хабаровска, от Мурманска до Симферополя. Порядка полутора тысяч человек мы сможем после этой акции направить в наш центральный госпиталь для оперативного лечения.

ЗАДАЧА - ПЕРЕОСНАСТИТЬ 50 МЕДИЦИНСКИХ РОТ И СОЗДАТЬ МНОГОПРОФИЛЬНУЮ ХИРУРГИЧЕСКУЮ КЛИНИКУ

И. КОРОТЧЕНКО: А как в целом у нас выглядит доктрина по развитию военной медицины?

А. ФИСУН: Мы делаем упор на 2 составляющие: войсковая медицина и развитие высокотехнологичной медицинской помощи. Все решения в большой степени направлены войсковое звено. В ближайшие 3 года мы должны будем полностью переоснастить 30 медицинских рот. В последующие годы все 50 медицинских рот будут находиться в типовых зданиях, будут находиться в оснащении. 

А что касается госпиталей центра военной медицинской академии, то, по крайне мере, впереди создание новой многопрофильной хирургической клиники. Доля оперативных вмешательств там будет повышена в два раза. При этом доля высокотехнологичных вмешательств будет повышена в 1,8 раза. Это будут сложные оперативные вмешательства, наиболее затратные, требующие большей подготовки персонала. Мы эту клинику завершим в 2017 году. К тому времени мы подготовим специалистов.

О РАЗВИТИИИ В ВС РФ ТЕЛЕМЕДИЦИНЫ


И. КОРОТЧЕНКО: А что с направлением телемедицины?

А. ФИСУН: Сегодня мы проводим работу, которая направлена на то, чтобы от уровня войскового звена до уровня центра каждый врач мог посоветоваться с любым коллегой по функциональному стволу. При необходимости можно было проводить онлайн консилиумы с любыми учреждениями, которые есть в мире. Подобный опыт у нас есть. Сегодня у нас создан круглосуточно действующий консультативный центр, с которым могут связаться из любого округа и получить необходимую консультацию.

О ВОЕННО-ПОЛЕВОЙ ХИРУРГИИ

И. КОРОТЧЕНКО: Каково состояние военно-полевой хирургии? Это основное направление оказания помощи военнослужащим в случае реальной войны.

А. ФИСУН: Центр военно-полевой хирургии в наших Вооружённых Силах – это соответствующая кафедра Военно-медицинской академии, где работают люди, прошедшие Осетию, Чечню, Афганистан и так далее. К сожалению, мы видим, что происходит на Украине. Мы видим, что раненым не всегда оказана там помощь, которая должна быть оказана в первые минуты. 

Есть правило золотого часа: через час после ранения пострадавший должен быть на хирургическом столе. Понятно, что сегодня на Украине этого нет. Кафедра наша подготовила новое руководство по военно-полевой хирургии, к которому сегодня проявляют интерес медицинские службы других стран.

О ХИРУРГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В РАЙОНЕ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Есть ли военные хирурги, которые в условиях боевых действий оказывают помощь на месте?

А. ФИСУН: Конечно, есть. У нас существует несколько отрядов специального назначения, которые при необходимости выдвигаются в район боевых действий. Есть система мобильных специализированных медицинских бригад, которые выдвигаются в то место, где происходят какие-либо события и планируется оказание медицинской помощи как на базе наших учреждений или других.

С 1 СЕНТЯБРЯ НАЧИНАЕТСЯ ОБУЧЕНИЕ ФЕЛЬДШЕРОВ

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это правда, что Сердюков уничтожил санчасти?

А. ФИСУН: Не надо связывать всё происходящее с конкретной фамилией. Это не совсем так. В каждой воинской части, если это предусмотрено штатом, есть подразделение для оказания медицинской помощи. Сегодня в каждом взводе есть стрелок-санитар, есть фельдшер. 

В каждом мотострелковой бригаде сегодня существует медицинская рота. Система существует, и она работает достаточно устойчиво. Сегодня планируем с 1 сентября обучение фельдшеров. Почти 220 человек мы будем через три года выпускать, и они будут уходить в войска.

О БОЕВЫХ СТИМУЛЯТОРАХ

И. КОРОТЧЕНКО: Много слухов и сенсаций вокруг, так называемых, боевых стимуляторов. Реально в западных армиях это присутствует? Это реальность или миф?

А. ФИСУН: Эти препараты применяются. Они позволяют повысить стрессоустойчивость человека, работоспособность на какое-то время. Но всегда нужно понимать, что после применения допинга есть оборотная сторона медали. Это неспособность через какое-то время выполнить ту задачу, которую человек может сделать в обычном состоянии. Мне думается, что нужно идти по пути наращивания физических тренировок, поиска каких-то средств для повышения трудоспособности, боеспособности с использованием средств традиционной медицины, проведения интеллектуальных тренировок. Армия – это не только поле боя.

О ДЕФИЦИТЕ КАДРОВ И ПРИЗЫВЕ МЕДИКОВ В ВОЙСКА ИЗ ЗАПАСА

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В электричках висели объявления о наборе персонала в госпитали Бурденко и Вишневского. С чем это было связано? И второй вопрос – насколько военная медицина независима в плане поступления фармацевтической продукции?

А. ФИСУН: У нас есть порядок, которые определён документами, где надо публиковать при необходимости принятия на работу. В каждом госпитале есть военная составляющая и составляющая гражданская. Сегодня даже в центральных госпиталях у нас есть дефицит кадров. Есть определённая текучесть кадров, и эту задачу мы решаем. Сегодня основная причина, чтобы не было дефицита, – это улучшение условий труда и увеличение заработной платы. 

За более, чем год мы призвали офицеров из запаса в войсковое звено больше чем 150 человек. Сейчас находится на рассмотрении в стадии оформление порядка 30 человек. Люди идут с желанием и возвращаются в войска. 

Сегодня всё, что связано с закупками в Министерстве обороны идёт установленным порядков, формируется оценка потребности, потом медико-технические задания. Всё это вывешивается на площадках. Конечно, мы хотели бы, чтобы у нас было самое надёжное и функционально ёмкое оборудование. Мы сделали этот год приоритетным для стоматологии.

О  СТОМАТОЛОГИЧЕСКОЙ ПОЛИКЛИНИКЕ НА САДОВО-КУДРИНСКОЙ

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В своё время была ликвидирована зубная поликлиника №33 на Красноказарменной, а также поликлиника на Хорошевском шоссе. Компенсированы эти потери?

А. ФИСУН: Были приняты решения о ликвидации ряда стоматологических поликлиник. Министром обороны принято решение о восстановление центральной стоматологической поликлиники. Сейчас это решение реализуется, и через какое-то время она будет открыта вновь там, где она и была, на Садовой-Кудринской.

О ПРИБОРЕ "САМОЗДРАВ" АКАДЕМИКА АГАДЖАНЯНА

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Можно ли пользоваться прибором «Самоздрав», который изобрёл академик Агаджанян. Почему от давления врачи нам не рекомендуют его?

А. ФИСУН: Артериальная гипертония – это заболевания многопричинное. И я не знаю деталей прибора, но вряд ли один прибор сделает чудо.

О ГОТОВНОСТИ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ СЛУЖБЫ

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Насколько служба готова к военным действиям без прикрас? Что нужно оснастить и поменять?

А. ФИСУН: Министерство обороны сегодня живёт по новым правилам. Стали нормой для военных округов и отдельных объединений внезапные проверки. Во время их проведения в них участвует подразделение военно-медицинской службы. Это и развёртывание медицинских формирований в тех местах, куда передислоцируются войска, это медицинское обеспечение самого факта передислокации, и возвращение в часть. Это выдвижение в район учений мобильных формирований медицинской службы и во всех внезапных проверках военно-медицинская служба получила только положительные оценки. 

Кроме того, возникали нештатные ситуации, которые были в тех местах, где происходили пожары, паводки. Там отработала хорошо военно-медицинская служба. Во время паводка на Дальнем Востоке было развёрнуто 2 отряда специального назначения, один из Хабаровского госпиталя, второй из Подольского госпиталя. Эти подразделения приняли почти 2,5 тысячи человек. Их силами были проведены прививки более чем 25 людям. 

Кроме того, работали так называемые подвижные санэпидгруппы, которые занимались разведкой и качеством воды чистоты обработки почвы. Паводок же поражал не только ровные места, но и предприятия и скотомогильники. Это была очень большая работа. И вот в какой-то степени по работе там можно судить, готовы мы или нет. Сегодня однозначно могу сказать, что мы готовы.

О ВОЕННО-МОРСКОМ КЛИНИЧЕСКОМ ГОСПИТАЛЕ СЕВАСТОПОЛЯ

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А как себя чувствует военно-морской госпиталь Севастополя?

А. ФИСУН: В Севастополе 1472-ой военно-морской клинической госпиталь академика Н.В. Пирогова существует. После того, как Крым вошёл в состав России, принято решение по его развитию. Сейчас сформирован эскизный проект его реконструкции и капитального ремонта. Составлен план переоснащения. Эта работа будет начата с конца этого года. Будет подготовлен соответствующий проект, и госпиталь приобретёт новое лицо.

О ШТАТНЫХ АПТЕЧКАХ ПЕРВОЙ ПОМОЩИ

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сейчас практикуется в современной армии на уровне срочников по оказанию помощи тем бойцам, которые находятся в зависимости от того подразделения, в каком он непосредственно воюет?

А. ФИСУН: Конечно, у нас сегодня существуют штатные аптечки первой помощи. Для некоторых родов видов и групп военнослужащих, выполняющих специальные задачи, они отличаются незначительно. Мы обучаем людей, как правильно ими пользоваться. Выпущено методическое пособие.

О ЖЕНЩИНАХ-ВОЕННОСЛУЖАЩИХ.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Какое сейчас отношение женщин к мужчинам, медсестёр, в ваших военных госпиталях?

А. ФИСУН: Сегодня в Вооружённых Силах служат 50 тысяч женщин-военнослужащих. Там, где женщина, культурнее происходит общение друг с другом, моральный климат в этих подразделениях намного лучше, чем в изолированных мужских.

О ВОЕННЫХ САНАТОРИЯХ МО РФ

И. КОРОТЧЕНКО: Что сегодня с системой военных санаториев?

А. ФИСУН: Сегодня 33 военных санатория готовы принять отдыхающих. Одновременно мы можем принять 14,5 тысяч человек, но на сегодняшний день их загрузка составляет 16 тысяч за счёт тех детей, которые приехали с родителями. Сегодня нет свободных мест. Санатории востребованы. Эту работу мы будем развивать, чтобы они были доступнее, чтобы в любое время года было интересно в них отдыхать.

И. КОРОТЧЕНКО: В студии был начальник Главного военно-медицинского управления Министерства обороны России, генерал-майор медицинской службы Александр Яковлевич Фисун. Спасибо.

Комментариев нет:

Отправить комментарий