3 декабря 2013 г.

Неудобный Юрий Тарлавин рассказал об отстаивании прав военнослужащих и военных пенсионеров перед органами власти

В сентябре с.г. состоялся Пленум Центрального комитета Общероссийского профессионального союза военнослужащих (ОПСВ), на котором с докладом, в свойственной ему манере - ярко и эмоционально, выступил Юрий Алексеевич Тарлавин.

Предлагаю Вашему вниманию выдержки из Доклада заместителя Председателя ЦК ОПСВ, Председателя Приморской краевой организации ОПСВ Юрия Тарлавина Сентябрьскому (2013 г.) Пленуму Центрального комитета Общероссийского профессионального союза военнослужащих.

Доклад: «Основные проблемы в деятельности ОПСВ по оказанию помощи военному руководству при отстаивании прав военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, членов их семей, защите интересов соединений, частей и учреждений перед органами государственной и муниципальной исполнительной власти». (в сокращении)

Работа в интересах именно действующих военнослужащих и членов их семей, наиболее острая проблема в деятельности нашего профсоюза.

Если защита социальных и экономических прав военных ветеранов, пенсионеров силовых структур достаточно отлажена, имеет наработанные методы и формы, то отстаивание прав, льгот и социальных гарантий граждан, проходящих военную службу по контракту, работа в воинских коллективах, в силу различных ограничений и запретов, фактически находится в первичном состоянии.

С одной стороны, Конституция Российской Федерации не предусматривает ограничений в правовой и социальной защите каких-либо категорий граждан, их права на объединение по профессиональному признаку, с другой — несовершенство законодательной базы серьезно сужает деятельность подобных объединений в Вооруженных силах и других силовых структурах.

Исходя из вышесказанного, а также положений ст. 9 Федерального закона «О статусе военнослужащих», предусматривающей право действующего военнослужащего на участие в деятельности профсоюзных объединений в неслужебное время, вся практическая деятельность нашей организации по работе именно с действующими военнослужащими организована и проводится строго в соответствии с действующим законодательством, нормативными ведомственными актами и Соглашением между Министерством обороны Российской Федерации и Общероссийским профессиональным союзом военнослужащих о взаимодействии в решении задач социальной защиты военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы и членов их семей, подписанного 25 августа 2004 г.

К сожалению, основным камнем преткновения в работе становится определенная правовая неграмотность командиров и начальников, причем далеко не рядового уровня — одно дело, когда вполне серьезно утверждает, что военным якобы запрещено состоять в профсоюзе, ссылаясь на ФЗ «Об обороне», командир отдельного батальона, и совсем другое, когда в этом искренне уверены командир соединения или даже зам. командующего флотом.

Приходится терпеливо разъяснять различия между профсоюзом и политической партией, но возникает вопрос — как изучают и руководствуются в своей деятельности федеральным законодательством, в первую очередь законами «О статусе военнослужащих», «О воинской обязанности и военной службе», «Об обороне», должностные лица далеко не рядового уровня. Однако необходимо отметить, что в последнее время подобных случаев становится все меньше.

Наша организация ищет точки соприкосновения с органами военного управления. Основная задача — доказать командованию всех уровней даже не нашу полезность, а больше невредность, т. е., что совместные контакты не вызовут неминуемых репрессий со стороны вышестоящего руководства. Так в подавляющем большинстве воинских соединений, частей и учреждений, дислоцированных в Приморском крае, надеюсь, по достоинству оценили нашу помощь в правовом информировании офицеров, прапорщиков, мичманов, сержантов, старшин, солдат и матросов, проходящих военную службу по контракту.

Систематически получая информацию из Комитета по обороне Госдумы Федерального Собрания РФ, ЦК ОПСВ, других общероссийских общественных объединений военных ветеранов, от ведущих военных правозащитников и журналистов, освещающих военную тематику, мы оперативно готовим справочно-аналитические обзоры разрабатываемых и обсуждаемых законопроектов, принятых законов и нормативных актов по основным наиболее актуальным проблемам жизнедеятельности войск и социально-экономическому статусу действующих военнослужащих, военных пенсионеров, членов их семей.

С подобными обзорами я регулярно выезжаю в соединения, части, военные учреждения. Одновременно подборка таких материалов распространяется через наши местные территориальные отделения. На базе отделений, у нас их 18, по соглашению с Законодательным Собранием края и на основании договора о совместной деятельности с Военным комиссариатом Приморского края, мы создали внештатные центры правового информирования и консультирования. В адрес центров не реже одного раза в три недели происходит отправка документов. И уже руководители городских и районных отделений доводят эту информацию военным ветеранам, руководителям соответствующих отделов крайвоенкомата, а также командованию воинских частей, дислоцированных в данном городе или районе.

Соответственно, получая от них оценку вновь принятых законов и разрабатываемых законопроектов, мы аккумулируем поступившие замечания и доводим до органов их разработавших и отслеживающих ход реализации. За последние пять лет я выступил с правовой информацией перед военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, практически во всех приморских соединениях и воинских частях Восточного военного округа, Тихоокеанского флота, пограничных, внутренних войск, 15-ти районных и городских отделениях Приморского крайвоенкомата, 5-ти гарнизонных военных госпиталях, расположенных в Приморском крае.

На основании замечаний личного состава мы вносили свои предложения в ходе обсуждения законов, кардинально повысивших денежное довольствие, военные пенсии и изменивших порядок дополнительных выплат личному составу.

В свое время, наша организация одной из первых подняла вопрос о негативном влиянии порядка премирования лучших офицеров, установленного приказом МО РФ № 400, на морально-психологическое состояние в воинских коллективах.

О выплатах пенсий по банковским карточкам

Дважды мы обращались к Верховному главнокомандующему с призывом не допустить перевода выплат всем военным пенсионерам пенсий через банковские карточки, аргументируя тем, что для многих престарелых ветеранов, инвалидов военной службы, да и здоровых пенсионеров, проживающих в отдаленных поселениях, где ближе 40-50 км никаких банкоматов нет, таков порядок неприемлем.

Военных пенсионеров, согласно полученных ответов, мы смогли защитить, а вот у действующих военнослужащих, в первую очередь проходящих военную службу в отдаленных малочисленных воинских подразделениях, получение денежного довольствия — настоящая проблема

О переводе российской армии на контрактный способ комплектования. 

Сейчас уже не вспоминают, но мы то не забыли, как боролись с военной псевдореформой перевода армии на контракт начальника Генштаба генерала Макарова, когда одним росчерком пера военнослужащих по призыву, прослуживших по полгода, зачисляли в контрактники и спешили доложить наверх об успешной реализации программы. 

Сколько обращений, резолюций наша организация, совместно с другими общественными объединениями, на основании информации, поступавшей из войск, направляла руководству страны и Минобороны. 

Пузырь под названием ускоренный перевод армии и флота на контрактный способ прохождения военной службы, в конце концов, как и положено, лопнул. Жалко, что только никто не ответил за бездумно потраченные миллиарды.

Однако был и положительный момент, командиры дивизий и полков, чьи боль, гнев и возмущение, мы смогли довести до руководства государства и общественности страны, оценили наши усилия и поверили в возможность того, что через нас можно чего-то добиться.

О ликвидации военной медицины

У нас вообще сложилось вполне обоснованное мнение — во многих ситуациях только наша организация выступала в защиту интересов воинских частей, отдельных военнослужащих и имиджа Вооруженных сил в целом. 

Мы не строим иллюзии и понимаем, что только отставка Сердюкова спасла нашу военную медицину. Но когда вышли известные приказы № 3060 и № 3075, по которым подлежали ликвидации и сокращению коечного состава только в Приморье шесть госпиталей, а ВРИО начальника Главного военно-медицинского управления полковник Новиков обосновал критерии их ликвидации: изношенное состояние зданий и оборудования, а также сокращение обслуживаемого личного состава до менее 1000 человек, именно наша организация выступила в их защиту. 

Мы с цифрами в руках и актами технического состояния доказывали в наших резолюциях, коллективных обращениях, материалах, размещенных в СМИ, что госпиталя в Новосысоевке, Камень-Рыболове, Барабаше никак не соответствуют параметрам, оглашенным руководителем ГВМУ. Одновременно мы начали борьбу за сохранение вышеуказанных госпиталей в качестве гражданских лечебных учреждений, в случае окончательного отказа от них Вооруженных сил.

Тем более, уже имелся очень печальный опыт, когда после расформирования 966 гарнизонного военного госпиталя, дислоцированного в пос. Лазо Дальнереченского района, и военно-морского госпиталя, находившегося ранее в пос. Тимофеевка Ольгинского района, не только военные ветераны, но и военнослужащие оставшихся воинских частей остались без медобеспечения

А установленный 911-м постановлением правительства порядок заключения договоров с местными гражданскими медучреждениями и оплаты оказанных медицинских услуг Министерством обороны, не выполнялся изначально. 

Вследствие этого в регистратуре Дальнереченской центральной районной больницы появилось объявление: «Военнослужащие МО РФ, МВД и ФСБ обслуживаются через 6-й кабинет», т. е. за плату, а заместитель командира радиотехнического батальона из п. Тимофеевка в интервью одной из краевых газет с горечью заявил: «Если что случится, хоть ложись и помирай».

Характерно, что об этих инцидентах военная прокуратура Восточного военного округа узнала только из нашей публикации в «Независимой военной газете».

Именно вследствие вышеуказанного, мы и обратились к руководству администрации Приморского края с предложением взять сокращаемые госпиталя в свое ведение. Проведенные встречи с вице-губернатором, курирующем здравоохранение и руководителем крайздрава показали, что гражданские власти далеко не в восторге от предлагаемых «приобретений» и кроме самих военных и военной общественности заботиться о здоровье военнослужащих, продолжающих служить в данных районах, военных ветеранов, членов их семей, проживающих в бывших военных городках, фактически некому.

Сейчас угроза ликвидации военных госпиталей, судя по ответам поступившим от руководства ГВМУ и командования ОСК «Восточный военный округ» вроде бы как отступила, но вопросы медобеспечения для нас остаются одной из главнейших задач.

Согласно декабрьского (2012 г.) Постановления Правительства РФ № 1239, военные ветераны, в случае отсутствия в своем городе, районе, соответствующего военно-лечебного учреждения, дополнительно к услугам, предусмотренным полисом обязательного медстрахования, должны бесплатно обеспечиваться лекарствами и зубопротезированием в гражданских поликлиниках и больницах с последующей оплатой услуг Минобороны. 

Откровенно говоря, еще не встречались военнослужащие или военные ветераны, оптимистически смотрящие на успешную реализацию данного постановления, если бесплатно лекарства практически не выдают даже в военных поликлиниках

О истерии в СМИ вокруг гибели и травматизма в ВС РФ

Вызывает изумление, почему при массовой информационной, как правило крайне негативной, компании в наших СМИ по поводу гибели или травматизма военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, явно наносящей колоссальный ущерб имиджу Вооруженных сил, ни военное руководство, ни военная пресса, ни органы военной прокуратуры, не проводят контракции, разъясняющие истинное положение дел. 

Только наш профсоюз организовал разъяснение и фактически защиту интересов Минобороны, когда покончил самоубийством, запутавшись с своих коммерческих делишках, воспитанник Уссурийского суворовского военного училища Илья Сальников

умер во время марш-броска, вследствие кардиологического заболевания не выявленного при призыве, военнослужащий 14 бригады спецназа ГРУ ГШ МО РФ Евгений Чупрунов

погиб от побоев, нанесенных по пьяни своими же «дружбанами», такими же «партизанами» во время сборов военнослужащих запаса, рядовой Дмитрий Епанчинцев, кстати инцидент произошел уже после отчисления со сборов вследствие грубых нарушений воинской дисциплины.

В прессе, особенно псевдодемократической, истерия. Армию полоскают почем зря, мамы будущих призывников валидол глотают и последние деньги собирают, чтобы сыночков «отмазать» а представители военного руководства «как в рот воды набрали».

Приходилось нам вступаться, с документами в руках (спасибо, что не все офицеры равнодушно к вышеуказанным фактам относились) проводить брифинги, разъяснять обществу истинное положение дел.

О превышении должностных полномочий офицерами 390 пмп ТОФ (п.Славянка). 

В декабре 2006 г. всю страну всколыхнула информация, широко растиражированная в СМИ, о случаях неуставных взаимоотношений со стороны офицеров 390-го полка морской пехоты ТОФ, дислоцированного в п. Славянка. Причем авторы публикаций и телерепортажей изначально заняли крайне отрицательную по отношению к офицерскому составу позицию.

Ни один из писак даже не пытался разобраться в существе дела, проанализировать, как «демократизация» дисциплинарной практики, когда у офицеров просто отобрали все более-менее эффективнее меры дисциплинарного воздействия и, в первую очередь арест с содержанием на гауптвахте, привела к бессилию младших офицеров поддерживать уставной порядок в подразделениях.

Причем о том, что одновременно с вышеуказанным ЧП, в этом же городке произошло зверское изнасилование и убийство только что приехавшей из Екатеринбурга невесты молодого лейтенанта военнослужащим по призыву, дослуживающим в полку после отбывания наказания в дисбате, демократические креативные журналисты почему-то промолчали.

О превышении должностных полномочий офицерами 790 полка 5 А.

Профсоюзу пришлось вступиться и за командный состав 790 отдельного кадрированного полка реактивной артиллерии 5-й общевойсковой армии. Четыре старших офицера полка получили реальные сроки тюремного заключения за неуставные взаимоотношения. 

Офицеры данной воинской части, расположенной в нескольких километрах от госграницы, постоянно обращались к вышестоящему командованию, военную прокуратуру и особый отдел: боевую технику, находящуюся на хранении и предназначенную для немедленного использования в чрезвычайных обстоятельствах, неизвестные лица, предположительно военнослужащие — срочники артбригады, на территории которой часть расположена, постоянно разукомплектовывают.

Так как никакой реакции на обращения не было, решили поймать воришек своими силами. Установили негласное ночное дежурство и задержали солдата, похитившего агрегаты двигателя боевой машины РСЗО «Смерч».

С помощью рукоприкладства выбили из похитителя данные его подельников. А пойманному за руку злоумышленнику, при его нахождении под арестом, доброжелатели подсказали и он написал заявление в военную прокуратуру. Далее все по шаблону: «добрый» следователь: «Ребята, все вас понимают. Признайтесь. Рассмотрим дело в особом порядке. Получите по штрафу и пойдете дослуживать до пенсии». На выходе по 3-4 года и не условно.

Хорошо, что к нашим доводам прислушалось командование Дальневосточного военного округа, лично командующий Герой России генерал-полковник В. Булгаков, а также Дальневосточный военный суд. Ограничились условным наказанием и возможностью достойно дослужить. 

И было очень приятно, когда уже через 1,5 года на встрече с офицерским составом 5504 базы хранения боевой техники в п. Красный Кут Спасского района поднялся неизвестный мне подполковник и заявил: «Вы меня лично не знаете, а я один из тех четырех офицеров из Покровки, которым Ваш профсоюз помог избежать тюрьмы и позора. Я всем здесь находящимся заявляю — когда нам было трудно, только военный профсоюз пришел к нам на помощь».

Знаете, вот ради таких минут и стоит заниматься правозащитной деятельностью.

О ликвидации гауптвахт и дисциплинарных батальонов.

Необходимо отметить, что когда в 2002 г. на волне так называемой «гуманизации» и «демократизации» военной службы отменили дисциплинарное наказание в виде ареста с содержанием на гауптвахте, наша организация приняла обращение с предупреждением: «лишение офицеров эффективных дисциплинарных прав незамедлительно вызовет рост казарменного хулиганства, неуправляемости в подразделениях и неуставщины со стороны командиров подразделений». 

Редакторы газет, к которым мы обратились с просьбой опубликовать обращение, смотрели на нас как на полуумков: «Вы что, не понимаете, мы же в Европу идем!». Прошло несколько лет, события подтвердили нашу полную правоту. 

В тоже время, когда министр обороны С. Иванов заявил о необходимости ликвидации дисциплинарных батальонов, именно наша организация сумела объединить приморскую военную общественность и направить в адрес министра десятки обращений: после ликвидации дисбатов, военнослужащих, совершивших далеко не самые злостные правонарушения, будут по приговорам суда направлять для отсидки в гражданские колонии.

Сегодня у оступившихся солдата, матроса есть возможность переосмыслить свое поведение, тем более нахождение в дисбате не фиксируется, как уголовная судимость. Чему их научит гражданская зона, рецидив возвращения в которую доходит до 70%, не трудно предугадать.

Видимо после подобных обращений здравомыслие в руководстве Минобороны возобладало над инициативой очередного «дерьмократического» нововведения. К сожалению, в постсоветские и особенно в годы правления г-на Сердюкова, решения по актуальным вопросам военного строительства часто принимали лица некомпетентные изначально.

О компенсации военнослужащим на проезд в отпуск

Так сразу в трех чтениях Госдумой была принята поправка в закон, по которой вместо бесплатного проезда в отпуск солдатам (матросам), сержантам (старшинам), проходящим военную службу по контракту в частях постоянной боевой готовности, была назначена компенсация в 150 рублей в месяц.

Мы связались с Комитетом по обороне и безопасности Совета Федерации: нельзя так делать, на Дальнем Востоке не хватает своего людского потенциала, а ребята с центральной России, Урала, Сибири не будут у нас служить по контракту без обеспечения поездки в отпуск на малую родину. 

В Комитете нам объяснили, мол, руководитель орг. моб управления Генштаба (ГОМУ ГШ ВС РФ) заверил депутатов и сенаторов: в войсковые части идут по контракту в основном местные, им зачем куда-то в отпуск ездить

Прошло два года: на Камчатке «разбежался» с трудом собранный единственный батальон постоянной боеготовности. Приморцы, подписавшие контракты для службы в этом батальоне, подсчитали во сколько им обойдется поездка в отпуск и отказались служить. 

Также поступили несколько приморцев, подписавших контракт на службу в 42-й дивизии в Чечне. Просто пришли, находясь в отпуске, в свои военкоматы и заявили об отказе возвращаться в Ханкалу.

В итоге вернули старый порядок, стали компенсировать расходы по поездке в отпуск всем контрактникам. Но неужели нельзя все было просчитать заранее?

Сейчас повысили денежное довольствие и одновременно лишили права на безвозмездный проезд в отпуска военнослужащим, проходящим службу западнее Урала и южнее Мурманской области. 

Теперь офицер, к примеру родом из Белгорода, проходящий военную службу в Хабаровске, едет к родителям в отпуск по ВПД, а коренной дальневосточник, выпускник нашего ТОВМИ домой во Владивосток с женой, тоже приморчанкой, и детьми, откуда-нибудь из Балтийска уже за свои гроши.

Интересно, когда устанавливали такой порядок, о чем думали? 

И дальневосточники, у которых оплату проезда оставили, в претензии. Мол, руководство страны постоянно заявляет о проблемах демографии, а фактически делает для нас невыгодным иметь несколько детей. Никакое повышение денежного довольствия не компенсирует провоз в отпуск 2-3 детишек к бабушке в центральную Россию, т. к. оплачивают проезд самого военнослужащего и только одного члена семьи.

***
Можно много перечислять поводов, по которым военный профсоюз выступает или готов выступить в защиту прав военнослужащих и членов их семей. Надо прямо сказать, интересы военных местные и региональные власти практически не волнуют. Об них вспоминают или перед очередными выборами или когда что-нибудь горит или тонет. А так, извините вы федералы, мы вам помогать не имеем права.

Мы в свое время, всеми правдами и неправдами, используя факт того, что руководитель краевого автодора, являясь депутатом Заксобрания Приморья, реконструировал проходящую недалеко автотрассу Уссурийск- Пограничный, сумели отремонтировать километровый отрезок дороги до военного аэродрома Галенки, где дислоцировался 18 гвардейский штурмовой авиационный полк, в составе которого воевала французская авиаэскадрилья «Нормандия», впоследствии знаменитый авиаполк «Нормандия-Неман». 

В гарнизон приезжал посол Франции и думается этот участок дороги ему надолго запомнится. Но даже этот факт не стал основанием для официального решения проблемы. Нельзя — дорога принадлежит Минобороны, бюджетный кодекс не позволяет.

Поэтому для решения вопросов, которые волнуют личный состав частей и соединений приходится просить о помощи краевых и местных депутатов, в основном людей не бедных. Но ведь постоянно зависеть от субъективной воли и желания какого-то человека просто надоедает.

Не должны коммерсанты решать вопросы материального обеспечения войск. 

Вспоминая зиц. председателя Фунта из «Золотого теленка» Ильфа и Петрова: «Ах как я сидел при НЭПе, как я сидел при НЭПе!», перефразируем: ах, сколько тематики в нашей деятельности добавил нам аутсорсинг

Вообще-то, идея правильная: зачем кадровым военным заниматься решением вопросов материально-технического обеспечения войск, если этим вполне могут заниматься гражданские специалисты. 

Но если во главу угла, при введении системы аутсорсинга, изначально была поставлена задача не усиления боеготовности частей и подразделений, а максимальное сокращение аттестованных воинских должностей и, подспудно, — стремление к элементарной наживе, аутсорсинг не мог не нанести тот ущерб, который сейчас приходится устранять

Мы даже сначала не могли понять, каким местом думали соответствующие начальники, предоставив право эксплуатации автотранспорта, обслуживающего Владивостокскую гарнизонную поликлинику, коммерческой структуре, расположенной в другом конце краевого центра, между прочим, по количеству автомобилей на душу населения первого в стране и естественно с соответствующими этому статусу автомобильными пробками. 

И если ранее в распоряжении начальника поликлиники и начмеда дежурная машина находилась с 8.00 до 21.00, и регулярно врачи поликлиники выезжали для домашнего осмотра и проведения лечебных процедур лежачим больным военнослужащим и престарелым ветеранам, то после передачи, машины стали появляться в поликлинике в лучшем случае к 9.00, а в 16.00 убывали обратно, т. к. в 17 часов рабочий день для водителей заканчивался.

Сколько обращений, на основании полученных жалоб, направила наша организация с требованием восстановить оказание медпомощи на дому неходячим пациентам поликлиники, не счесть. К сожалению, положение и сейчас не сильно улучшилось.

Передали вопросы материально-тылового обеспечения военно- лечебных учреждений «Славянке». Задумка хорошая, а что на деле? Возбуждены уголовные дела в отношении руководителей «Океанского» и Хабаровского военных санаториев — начальники подписывали акты по уборке территории, которую «Славянка» по факту не проводила. А что соответствующее военное руководство не знало, что начальникам санаториев по-другому и поступать нельзя было, само же на них давило?

Мы можем сделать все возможное для защиты какого-то конкретного военнослужащего, но как бороться с системой? Сколько бумаг мы послали в разные инстанции с требованием решить элементарный вопрос — при передаче «Славянке» функции обслуживания поликлиники и госпиталя во Владивостоке, автоматически сократили должности лифтеров и гардеробщиц. 

А лифтеры в госпитале, обслуживая грузовой лифт, на котором больных доставляли на операции в операционный блок расположенный на верхнем 6 этаже, знали что делать при внезапной поломке и остановке лифта. Два года, на свой страх и риск, лифтом пользовался необученный медперсонал, сопровождающий каталки с больными. Хорошо, что все обошлось без ЧП, а если бы не обошлось?

В поликлинике сократили ставки гардеробщиц. Их должно было содержать местное отделение «Славянки». А та тратиться не захотела, и сложилась парадоксальная ситуация: матрос, прибывший в поликлинику на лечение, для соблюдения правил гигиены при входе надевает бахилы и передвигается по зданию с бушлатом, в котором он все трюмы и гальюны облазил, под мышкой. Хороша гигиена!

Здравый смысл, в данном конкретном случае, возобладал. В новых штатах 1477 Владивостокского главного клинического военно-морского госпиталя ТОФ, в том числе и его консультационно-диагностического отделения, восстановлены штатные ставки и лифтеров и уборщиц. Но ведь это фактически признание правоты наших требований — «Славянка» изначально не была нацелена на качественное исполнение обязанностей по обеспечению военно-лечебных учреждений.

Кстати, руководители поликлиники признают, в том, что вернули ставки гардеробщиц большая заслуга Приморской организации профсоюза военнослужащих.

О продаже здания 121 поликлиники ТОФ за 1 млн. руб.

Между прочим, эта наша организация испортила коммерческие планы известных деятелей из Оборонсервиса, уже готовившихся выставить трехэтажное «сталинской» постройки здание гарнизонной поликлиники на продажу по стартовой цене 1 млн. рублей. 

За эти деньги во Владивостоке даже «гостинку» не купишь. При этом проведенный перед этим ремонт поликлиники обошелся в 39 миллионов рублей. Мы раскрыли коммерческую «задумку» в СМИ и проинформировали, в соответствии с Соглашением о совместной деятельности, Военную прокуратуру Тихоокеанского флота.

О социальной защите жителей закрытого гарнизона Николаевка 

Сейчас в число наших первоочередных задач входит восстановление системы торгового и бытового обслуживания военнослужащих и членов их семей, проживающих в закрытых военных городках. 

Нетерпимо, когда в гарнизоне Николаевка, где расположена авиабаза противолодочной и корабельной авиации ТОФ, уже 8 лет летно-подъемный состав питается в матроской столовой, а ремонт летно-технической «Славянка» просто не ведет. 

Из-за непомерно высокой арендной платы, установленной «Востокрегионжильем», в гарнизоне закрылась аптека (ближайшая в 15 км в г. Партизанске), полулегально (в квартире) функционирует парикмахерская, вся торговля отдана в руки «товарищей» с Северного Кавказа и Средней Азии.

К сожалению, такие же проблемы в подавляющем числе военных городков. Даже на территории Владивостокского главного госпиталя ТОФ фактически невозможно приобрести свежие газеты и товары повседневного спроса.

О грубейших нарушениях организации питании в 5А ВВО 

Известно, что именно профсоюз военнослужащих первым поднял вопрос о грубейших нарушениях в организации питания по аутсорсингу со стороны ОАО «Кейтеринг» личного состава 5-й общевойсковой армии и потребовал прокурорской проверки фактов нарушений трудового законодательства и злоупотреблений при продовольственном обеспечении военнослужащих, находящихся на лечении в Уссурийском гарнизонном военном госпитале.

Именно в результате большого общественного резонанса, вызванного опубликованием данных фактов, попросило провести встречу с руководством профсоюза правление ОАО «Военторг», непосредственно осуществляющее аутсорсинг продобеспечения Вооруженных сил. По результатам встречи было заключено соглашение о совместной деятельности.

О жилье для военнослужащих

Особое внимание наша организация уделяет вопросам жилищного обеспечения военнослужащих и военных ветеранов. Еще в 1999 г. с целью оказания реальной практической помощи владельцам ГЖС в приобретении квартир, по нашей инициативе был создан Дальневосточный межрегиональный общественный центр недвижимости «Цитадель-ДВ», которому постановлением губернатора Приморского края были представлены полномочия по реализации программы в крае. 

Собственно и рост рядов профсоюза, создание новых территориальных местных отделений (в 1999 г. было 2 отделения, сейчас 18) связаны в первую очередь с работой центра. Мы одновременно с решением вопросов жилищного обеспечения, стали заниматься социальной адаптацией уволенных военнослужащих, морально-психологической реабилитацией ветеранов боевых действий.

По соглашению с Дальневосточным научно-исследовательским институтом строительства Российской академии архитектуры и строительных наук была разработана программа обеспечения жильем в домах, подлежащих модернизации и реконструкции. За счет отсутствия необходимости финансирования создания нулевого цикла и подключения домов к системам коммунального жизнеобеспечения, цена квартир вполне соответствовала денежному наполнению жилищных сертификатов. В целях реализации программы были заключен договор о совместной деятельности с администрацией г. Владивостока.

И хотя программа, к сожалению, в результате яростного противодействия отдельных строительных коммерсантов (они не моглидопустить, чтобы наша цена квадратного метра жилья была почти вдвое ниже, чем у них) запланированной массовости не достигла, мы смогли создать хорошую базу данных, а главное на практическом деле доказать необходимость защиты своих прав участвуя в деятельности профсоюза. 

* * *
Именно в Приморье общественные организации действующих и бывших военнослужащих, причем не только армии и флота, но и пограничных, внутренних войск, боевых действий, родителей и членов семей военнослужащих из городов и районов с наиболее массивным и компактным проживанием военных, смогли объединиться для совместной борьбы за свои права.

Причем главенствующую «идейную и направляющую роль» при проведении совместных акций играет Приморская организация профсоюза военнослужащих.

Уже девять лет руководители общественных объединений ежеквартально собираются и решают наиболее актуальные проблемы. На заседания постоянно приглашаются и принимают участие в работе депутаты Законодательного Собрания края, руководители профильных департаментов, управлений и отделов краевой администрации, представители командования Тихоокеанского флота, 5-й общевойсковой армии, Пограничного управления ФСБ РФ, военной прокуратуры, Военного комиссариата Приморского края, руководители военной медицины.

Два раза в год, во вторые субботы апреля и октября, под руководством военного профсоюза, проводится единый день борьбы военной общественности за безукоснительное соблюдение установленных законодательством прав, льгот и социальных гарантий военнослужащих, военных ветеранов, членов их семей «Смотр-поверка ветеранов силовых структур, проживающих в Приморском крае». 

Акции в форме митингов, собраний, пикетов с принятием единой, заранее согласованной резолюцией или обращениями, проведена уже 12 раз, и собирает от 800 до 5 тысяч военных ветеранов.

Мы принципиально отказываемся от выдвижения каких-то чисто политических требований, ставим барьер отдельным очень ретивым политикам, пытающимся использовать наши акции в качестве трибуны для пропаганды своих узкопартийных догматов. В тоже время с депутатами всех уровней, руководителями региональных отделений общероссийских партий, действительно пытающимся помочь в вопросах укрепления обороноспособности Вооруженных сил, военно-патриотическом воспитании граждан, социальной защиты «граждан в погонах», сотрудничать всегда готовы.

Самое больное место в нашей работе — привлечение в ряды профсоюза действующих военнослужащих.

С одной стороны, профсоюз наш именно военнослужащих, и только во вторую очередь военных ветеранов, тем более и профессии такой «пенсионер силовых структур» нет. С другой — законодательства, регулирующего создание и деятельность профсоюза непосредственно в воинских частях, тоже нет. Именно поэтом мы руководствуемся Соглашением между Минобороны и ОПСВ от 25.08.2004г. и все наши низовые организации создаются исключительно по территориальному признаку.

Более того, чтобы не подставлять действующих военнослужащих перед особо ретивыми командирами и начальниками, было принято решение — членов профсоюза из числа граждан, проходящих военную службу по контракту, регистрировать отдельно. Мы даже их заявления о приеме в орготдел ЦК для оформления членских билетов не предоставляем. Давать повод для расправы над наиболее активными офицерами с ярко выраженной гражданской позицией, мы не собираемся и в дальнейшем.

Да и надо прямо сказать, желающих официально оформить свои отношения с военным профсоюзом из числа действующих военнослужащих становится все меньше. Новое поколение офицеров, прапорщиков и мичманов, не прошедшее школу молодежных общественных организаций (пионерии и комсомола) и лишенное понимания роли военной общественности (в войсках так и нет офицерских собраний, судов чести, даже коллективы военных охотников и рыбаков фактически прекратили свое существование) в защите своих прав, когда им со школы прививается идеология «каждый сам за себя», когда все эти четырехсотые приказы раскалывали воинские коллективы, просто не верит, что кто-то искренне желает и может им помочь.

Помимо вышеуказанного, мной дано указание руководителям местных отделений очень внимательно изучать причины резко возникшего желания кадрового военного вступить в профсоюз. Как показывает опыт, нередко отдельные проштрафившиеся военнослужащие попросту желают прикрыться профсоюзной «крышей» для защиты от неминуемого наказания.

Основной потенциальный контингент для пополнения профсоюзных рядов — это военнослужащие, уже подумывающие о пенсии и своей адаптации на гражданке. Нам есть что им предложить, пообещать поддержку в получении всех положенных видов обеспечения при увольнении и оказание содействия в штатской жизни.

Эффективность работы военного профсоюза напрямую зависит от умения конструктивно сотрудничать с органами военного управления.

Можно, конечно, следуя призывам отдельных общественных организаций военных ветеранов и политических партий, занять позицию «долой!». Но как тогда добиваться исполнения закона в отношении конкретного военнослужащего, например ходатайствовать об его жилищном обеспечении или переводе к другому месту службы по семейным обстоятельствам, если вчера ты митинговал под этим лозунгом, а сегодня просишь помощи.

Мы даже требование отставки Сердюкова напрямую никогда не выдвигали, понимая, что фактически ставим под удар Верховного главнокомандующего. И проводя собрания в домах офицеров, мы не имеем право забывать, что находимся в военном учреждении, в отношении которого имеются ограничения оговоренные законом об обороне.

Между прочим, обратил внимание: чаще всего под громкими лозунгами «Долой!», «В отставку!» скрываются незнание и непонимание болевых точек при соблюдении социально-правового статуса военнослужащих, военных пенсионеров, членов их семей, а также элементарная импотенция практической деятельности по защите прав.

Намного легче же принять «ультра-боевую» резолюцию, эффект от которой, как от любой бумажки, отправленной в урну, чем постоянно собирать данные о нарушениях, обобщать их, анализировать и с фактами в руках аргументировано требовать исправления выявленных недостатков.

При организации взаимодействия очень много зависит от личностных качеств военного руководителя. Если он человек, понимающий роль военной общественности и искренне желающий наладить сотрудничество в интересах дела, то и многие вопросы решаются без лишней шумихи.

У нас остались очень хорошие воспоминания о бывшем командующем 5-й общевойсковой армии, ныне возглавляющем Западный военный округ генерал-полковнике А. А. Сидорове, командире 93-й Приморской дивизии ПВО, сейчас руководящим 1-м Командованием ВВС и ПВО, генерал- лейтенанте И. Ю. Макушеве, уже ушедшем на заслуженный отдых заместителе командующего ТОФ по воспитательной работе контр-адмирале С. Н. Беленове.

С вышеуказанными руководителями помимо регулярных встреч, был организован и постоянный обмен информацией.

Оперативно решались вопросы защиты прав военнослужащих, пресекались злоупотребления, нарушения уставных правил взаимоотношений. Мы регулярно доводили до их сведения содержание разрабатываемых законопроектов, регулирующих права военных и членов их семей, учитывали их мнение при разработке наших предложений по повышению социального статуса военнослужащих. Нам никогда не препятствовали встречаться с личным составом, приглашали выступать с докладами на занятиях по гражданско-правовому информированию.

И совсем другое дело, когда на предложение организовать мое выступление перед военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, вновь испеченный командир 59 мсбр, только прибывший из Москвы, потребовал санкцию ФСБ, а я еще, между прочим, еще и штатный работник Законодательного Собрания края, курирующий вопросы именно работы с военнослужащими и военными ветеранами.

Именно поэтому, по-моему глубокому убеждению, назрел вопрос о разработке нормативного акта Минобороны, регулирующего вопросы наших взаимоотношений. Действующие на сегодняшний день приказы и директивы, в основном, направлены на создание и деятельность организаций военных ветеранов чисто ритуально-церемониальной направленности: участие ветеранов в торжественных мероприятиях, выступлениях по праздникам перед личным составом и т. п.

А наличие активной, не всегда лояльной, организации бывших кадровых военнослужащих, задающей часто очень неудобные вопросы и требующих на них не отписок, а ответов по существу... Ну и зачем командованию лишняя головная боль!

О микрорайоне "Снеговая падь" (г.Владивосток).

Очень не нравилась командованию ТОФ, а затем и Восточного военного округа наша позиция, связанная со строительством и эксплуатацией широко сейчас известного жилого микрорайона «Снеговая падь».

А что делать, если строительство микрорайона начали осуществлять не в публично озвученном Президентом России В. В. Путином месте — районе бухты Патрокл, а на месте бывшего арсенала ТОФ?

Этот район стал широко известен после взрыва в 1992 г. нескольких сот вагонов боеприпасов. В результате содержание тяжелых металлов в грунте (цинка, вольфрама, ванадия) в 30 раз превышало допустимую норму. То и дело случались ЧП с подрывом ненайденных бомб, мин и снарядов. 

Метраж квартир в домах первой очереди никак не соответствовал определенной ст. 15.1. Федерального закона «О статусе военнослужащих» норме. Так 3-х комнатные квартиры рассчитанные на семьи, состоящие из 4-х человек, по норме не менее 72 кв. м., фактически были 62; 64 или 68 кв. м. 

При этом на военнослужащих, подлежащих обеспечению жильем в данном микрорайоне, оказывалось сильнейшее давление с угрозами, в случае отказа получать квартиры меньшей площади, передвинуть в конец очереди или вообще уволить без предоставления жилья.

Только шум, поднятый военной общественностью, а точнее нашим профсоюзом, поддержка наших требований военной прокуратурой ТОФ, заставили осуществить рекультивацию земли с вывозом отравленного грунта, еще раз тщательно проверить территорию на предмет очистки от неразорвавшихся боеприпасов.

И сейчас «Снеговая падь» постоянно в центре нашего внимания. Мы, без лишней скромности, считаем именно своей заслугой, что в отличие от подобных микрорайонов, построенных в других городах России, в том числе и в Москве (Молоджаниново и Подрезково), и не смотря на то, что земля оставалась в ведении Минобороны. 

Городские власти (получившие именно от нас информацию, что Дальспецстрой ничего кроме собственно жилья строить не собирается) сумели через личное указание председателя правительства В. В. Путина построить две школы, три детсада, детскую поликлинику, достраивают взрослую. И хотя до сих пор в микрорайоне нет стационарных учреждений торговли, связи, бытового обслуживания, отделения «Сбербанка», проживающие в нем военнослужащие и военные ветераны хотя бы за своих детей и внуков спокойны.

А вот качество строительства (летние ливни залили все верхние этажи) и обслуживания (все таже «Славянка») держат жителей в постоянном напряжении и жалоб и в наш адрес и в военную прокуратуру хватает. 

Поэтому в наших планах при помощи депутатов краевого Заксобрания и городской думы, чьи избирательные округа находятся в Снеговой пади, открыть общественную приемную профсоюза и создать там профсоюзную организацию.

О рэкете военнослужащих 127 пулад в селе Сергеевка

Неудовольствие командования округа вызвали и наши действия по защите военнослужащих 127 пулеметно-артиллерийской дивизии, дислоцированной в с. Сергеевка Пограничного района. 

Но мы были вынуждены привлечь внимание правоохранительных органов и СМИ, т. к. начальник гарнизона, командир дивизии генерал-майор Петров, по нашему мнению, просто не желая портить перспективу своего предстоящего перевода на вышестоящую должность, закрывал глаза на вопиющие случаи рэкета местной гражданской шпаны по отношению к контрактникам и неоднократных избиений офицеров, проходящих военную службу и проживающих в Сергеевке.

О переподготовке увольняемых военнослужащих.

Мы вынуждены были поднять вопрос через СМИ о практической реализации эксперимента по переподготовке увольняемых военнослужащих на гражданские специальности с помощью именных сертификатов. Прошел год, как вроде бы эксперимент проводится, в кадровые органы военных объединений, дислоцированных в Приморье, ни одного сертификата не поступило. И военная пресса молчала.

После нашего вмешательства, хотя это и вызвало определенное брюзжание отдельных руководителей, сертификаты для военнослужащих, желающих пройти переподготовку в приморских ВУЗах, стали поступать. И печатный орган Восточного военного округа газета «Суворовский натиск», опубликовал соответствующую информацию.

Но это прогнозированные трения, всем мил не будешь. И если хочешь, чтобы люди к тебе шли за помощью и защитой, готовься и подпортить отношения с военным начальством. Но к чести того же командующего Восточным военным округом адмирала К. С. Сиденко, он хоть и ворчит, но к нашим претензиям и заявлениям прислушивается.

* * *
Один из военных прокуроров, занимающий далеко не рядовую должность, мне как-то сказал: «Вот вижу, что командир, по сути, негодяй, но нарушений закона формально нет и меры прокурорского реагирования предпринимать повода нет. А то, что он любимчиков пригревает и неугодных прессует, это уже не моя прерогатива. Раньше бы политотдел порядок навел, а сейчас некому. Если только вы вмешаетесь?».

Фронт работы у военного профсоюза, если конечно он действительно работает, а не существует только на бумаге, очень большой. Мы ведь не отказываемся и от вроде бы непрофильных вопросов.

В Приморье все знают, в том, что 2 сентября стал памятным днем России, как День окончания II Мировой войны, заслуга в первую очередь Приморской организации профсоюза военнослужащих, 5 лет бившейся за официальное признание факта нашей Победы на Дальнем Востоке. Дело доходило даже до пикетирования членами профсоюза представительства МИД в крае, т. к. по информации, поступившей из Минобороны, именно наши дипломаты были против такого праздника.

* * *
А сколько копий мы сломали, защищая армейские и флотские учреждения культуры и досуга. Доходили до председателя общественного совета при Министерстве обороны народного артиста России Н. С. Михалкова, встречались с министром культуры РФ А. В. Авдеевым. Приморская краевая организация профсоюза организовала сбор средств на изготовление и установку надгробной плиты, с перечислением фамилий захороненных красноармейцев, на могиле воинов 1-й Отдельной дальневосточной армии, погибших в боях на КВЖД.

Именно наша организация вернула из забытья подвиг, а также фамилии офицеров погибшего экипажа и военнослужащих-пассажиров советского транспортного самолета Ил-12, вероломно сбитого американцами 27 июля (т. е. в день окончания Корейской войны) 1953 г. в небе над Китаем. Само захоронение, памятник над ним и прилегающий сквер были реконструированы. А главное, учащиеся расположенной рядом школы, да и подавляющее большинство владивостокцев узнали, что это за обелиск стоит в Жариковском сквере.

Далеко не все, конечно, у нас получалось. Многие вопросы решались по несколько лет, многие до сих пор не решены. 

О ритуале прощания с российскими офицерами.

Во время правления Сердюкова и его гарема, здравый смысл вообще не приветствовался. Например проблема достойного захоронения военнослужащих, сегодня крайне обострилась. А почему? Ликвидация армейских и флотских домов офицеров и клубов, расформирование военных оркестров привели к тому, что похороны с отданием положенных почестей повсеместно канули в лету

Даже элементарный салют при прощании стал невозможен, не говоря уже о музыкальном сопровождении. Раньше хоть органы полиции выручали, выделяли стрелять своих сотрудников с автоматами, теперь и эта «лавочка прикрылась». Что говорить о повышении престижа военной службы, если общество видит, как нивелирован даже ритуал прощания с российскими офицерами.

* * *
Мы не хотим быть в глазах руководства Вооруженных сил и других силовых структур, паразитической и критиканской организацией. Да, мы сняли с себя погоны, но сердцем и по мышлению остались кадровыми военными. У многих из нас военную династию продолжают дети, зятья и внуки. И проблемы армии и флота для нас не посторонние слова. 

Бороться за укрепление боеготовности частей и соединений, безусловное исполнение законов, обеспечивающих социальный статус кадровых военнослужащих — были, есть и будут постоянной заботой Общероссийского профессионального союза военнослужащих. И надеюсь, наша деятельность будет достаточно эффективной и окажет реальную помощь военному руководству в решении вышеуказанных задач.

Юрий Тарлавин

Юрий Тарлавин. Мнение о реформировании Российских Вооружённых Сил (ВИДЕО).

1 комментарий:

  1. Большую и важную, а самое главное полезную работу проводит Юрий Тарлавин и дай Бог ему успехов в этом и как можно больше реальных , адекватных и грамотных помощников

    ОтветитьУдалить