17 сентября 2011 г.

Светлой памяти контр-адмирала Виктора Ананьевича Дыгало

На 86-м году жизни перестало биться сердце писателя-мариниста контр-адмирала Виктора Ананьевича ДЫГАЛО. 

Виктор Ананьевич Дыгало родился в 1926 году в Одессе. 
Большой и славный путь прошёл он по службе. В 1941 г. поступил в Одесскую военно-морскую специальную школу. В том же году зачислен на подготовительное отделение ВВМУ имени М.В.Фрунзе. Училище находилось тогда в эвакуации в городе Баку. В 1942-1947 гг. курсант этого же училища. Проходил практику на боевых кораблях действующего Черноморского флота. Участник Парада Победы на Красной площади.

В 1947-1948 гг. командир рулевой группы легендарного «Ленинца» Л-12. В августе того же года субмарина была переведена на Камчатку. Там Виктор Ананьевич был назначен командиром боевой части 1-4 подводной лодки. После учёбы на ВСОК стал старпомом океанской подлодки Б-62. Она была построена в Ленинграде и в 1955 г. переведена на Тихоокеанский флот. С 1956 по 1960 г. он командовал этой же ПЛ. Б-62 прошла переоборудование для стрельбы баллистическими ракетами. Ему первому была доверена атака по условному противнику.

В октябре 1959 г. новое оружие было продемонстрировано руководителям Советского государства во главе с Н.С.Хрущёвым.В 1963 году после окончания Военно-морской академии получил назначение на должность заместителя командира первого соединения ракетных лодок.

В 1966-1970 гг. командир этого же соединения. Боевые службы и многочисленные ракетные стрельбы легли на плечи легендарного комдива. Накопленный опыт Виктору Ананьевичу пригодился и в научной деятельности, и в руководстве Поисково-спасательной службой ВМФ.

Заметной вехой в судьбе адмирала был пост главного редактора старейшего в России журнала «Морской сборник». Он является автором нескольких книг о флоте и морских
традициях.

Морякам-тихоокеанцам Виктор Ананьевич запомнился как высоко профессиональный замечательный подводник. Корабли под его командованием всегда были готовы выполнить любые задачи в Мировом океане.

Виктора Дыгало знают также, как известного писателя-мариниста: он автор серии книг, в их числе «Так повелось на флоте», «Море зовет», "А начиналось все с ладьи", "Откуда и что на флоте пошло", а также многочисленных очерков на военно-морскую тематику.

Светлая память о контр-адмирале Викторе Ананьевиче Дыгало навсегда останется в наших сердцах.

Отрывок из книги Виктора Дыгало "МОРЕ, ФЛОТ, ЛИЧНОСТЬ"

Как уже было сказано, 6 сентября 1958 года впервые на Тихоокеанском флоте была выполнена стрельба с ПЛ баллистическими ракетами: отклонение от точки прицеливания обеих ракет соответствовало отличной оценке.

Но экипаж "Б-62" ожидали более серьезные испытания, которым для меня предшествовали события весьма неприятные.

Приказом командования Подводных сил я был назначен старшим группы контроля за итогами торпедных стрельб трех ПЛ и убыл на эсминце - корабле-цели - в море. Тем же приказом на время моей командировки в командование подводной лодки вступил допущенный к самостоятельному управлению старший помощник. Стрельбы прошли успешно. 


При возвращении в базу я был буквально ошеломлен чрезвычайным проиcшествием: во время планово-профилактических работ (ППР) один из электриков, не отключив тысячеамперные предохранители, начал очищать металлической щеткой щит от осыпающейся с "губок" рубильников окалины. Моментально произошло короткое замыкание. Да еще какое - огненная дуга! Разгорелся пожар. Электрик, получив ожоги, к счастью, остался жив. Система пожаротушения ЛОХ не сработала. Как показало расследование, электрик с испугу не в ту сторону крутил вентиль, вот пена и не пошла. Словом, накладки за накладками. Возникла угроза распространения огня.

Люди из второго отсека перешли в третий - центральный пост, а переборки со стороны первого и третьего отсеков были задраены. Огонь полыхал, пока не иссяк кислород, все, что было подвержено горению в отсеке, выгорело. В то время в дивизии как раз находился инспектор Подводных сил ВМФ контр-адмирал В.Родионов. 

Ему доложили: на "Б-62" пожар. На вопрос, кто командир, старший помощник назвал мое имя, "забыв", что приказом на время моего отсутствия командиром назначен был он.

Инспектор в Москву дал телеграмму: "Из-за низкой организации службы на ПЛ "Б-62" во время проведения ППР возник пожар во 2-м отсеке. Личный состав с тушением не справился. Отсек полностью выгорел. Лодка выведена из строя". И это как раз перед выходом на боевую службу! Главком не стал разбираться в подробностях.

Через неделю последовал приказ: "За низкую организацию службы на подводной лодке, приведшей к пожару и выводу корабля из строя, капитана 2-го ранга Дыгало В.А. снизить в воинском звании до капитана 3-го ранга". Удар для меня был страшный. Через полгода я должен был получить звание капитана 1-го ранга. А тут вышло повышение со знаком минус.

Однако фортуна вскоре опять повернулась ко мне лицом. 4 октября 1959 года во Владивосток прибыл Первый секретарь ЦК КПСС, председатель Совмина СССР и Верховный главнокомандующий Никита Сергеевич Хрущев. Он возвращался из Пекина, где принимал участие в торжествах по случаю десятилетия образования КНР. По пути решил завернуть в Приморье. Вечером того же дня меня вызвали в штаб и поставили задачу: принять с РТБ и погрузить на ПЛ две ракеты и к 10.00 6 октября быть готовым к стрельбе. Эти сроки были вдвое короче нормативных. Работали без отдыха, днем и ночью. Первая часть задачи была выполнена в срок...

Утром 6 октября в бухту, где стояла Б-62", вошел эсминец под флагом главы государства. На его борту кроме Н.С.Хрущева находились главком ВМФ адмирал С.Г.Горшков, командующий ТОФом адмирал В.А.Фокин, член Военного совета, начальник политуправления флота контр-адмирал М.Н.Захаров и другие официальные лица.


Загодя на пирсе развесили демонстрационные схемы подводной лодки и ракеты. В течение пятнадцати минут я доложил необходимые тактико-технические элементы ПЛ и характеристики ракеты. Хрущев внимательно выслушал, потом, обращаясь к Фокину, спросил:

- Виталий Алексеевич, какой у вас дальнейший распорядок дня?

- Сейчас на кораблях и в частях идет боевая подготовка. А в 13 часов обед.

- Вот и хорошо, - сказал Хрущев. - Чтобы не нарушать распорядка, старт назначим на 13.00. А потом пообедаем.

Я посмотрел на часы. Стрелки показывали 10 часов 30 минут. То есть до старта оставалось два с половиной часа. Из этого времени час нужно было потратить для перехода самым полным ходом в точку погружения. Для маневрирования на боевом курсе оставалось примерно часа полтора. Но дело в том, что из-за несовершенства системы ввода данных целеуказания в бортовые приборы ракеты по правилам ракетной стрельбы лодке необходимо было лежать на боевом курсе, не меняя скорости и глубины погружения, не менее трех часов! Всплывать перед стартом без дифферента и крена, на ровном киле. Я ожидал, что кто-то из высоких начальников доложит об этом Никите Сергеевичу и он согласится перенести время старта. Но все промолчали. И мне оставалось только бодро приложить руку к козырьку и сказать: "Есть!"

Исход стрельбы мог быть непредсказуемым. Не случайно один из начальников прошептал мне на ухо: "Ты только в эсминец не попади!" "Б-62" рванула в море 16-узловым ходом. За час добежали до позиции, как можно точнее определили свое место и погрузились на глубину 30 метров. Вскоре акустик доложил: "Слева 175, шумы винтов эсминца!" Всплыли на перископную глубину. Я поднял перископ. Эсминец под флагом главы государства. Он был совсем рядом, не более 5 кабельтовых, и при 20-кратном увеличении я отлично различал фигуры всех начальников. Погода была солнечной, на небе ни облачка, штиль. Тут взбунтовался командир БЧ-2 (ракетной боевой части) капитан-лейтенант А.В.Бардинов:

- Товарищ командир, я стрелять отказываюсь! Мы нарушаем все правила! Прошу разрешения сделать запись в вахтенном журнале.

Как можно спокойнее я ответил ему:

- Альберт Васильевич! Как можно отказаться от стрельбы, когда нам отдал приказ сам Верховный главнокомандующий? Нам ведь не приказали попасть в цель. Нам приказали в 13 часов выстрелить. Вот и давайте выполним предстартовую подготовку так, чтобы в 13 часов, ровно с шестым коротким сигналом, ракета стартовала. Вот задача. И больше от нас ничего не требуется.

Успокоил подчиненного, но у самого сердце сжималось. В расчетное время всплыли в позиционное положение (промежуточное положение между подводным и надводным). На мой запрос по УКВ ЗАС получил ответ с эсминца: "Старт разрешаю". Через перископ наблюдал, как открылась крышка носовой шахты, как ракета на стартовом столе поднялась до ее верхнего среза.

Получив доклад Бардинова "К старту готов!", дал команду: "Старт разрешаю". Командир БЧ нажал кнопку. На контрольном пульте в боевой рубке засветился транспарант "Выстрел". Раздался грохот двигателей. Две штанги корсетного устройства, как две руки, стремительно отошли от корпуса ракеты, и она вертикально вверх стремительно ушла в голубую высь, оставляя за собой шлейф пламени. Зрелище было, прямо скажем, сказочное.

Выполняя правила, ПЛ срочно погрузилась, уклоняясь от возможного ответного удара "противника". Выполнив этот маневр, всплыли в надводное положение. На эсминце подняли сигнал "Добро" (флагман одобряет ваши действия) и приказали следовать в базу. Сигнал внес уверенность, что ракета достигла района цели. Я тогда еще не знал, что, стартовав с лодки, очертив баллистическую кривую и пролетев 158 км, ракета разнесла вдребезги поставленный в точке прицеливания большой артиллерийский щит. Хрущев пришел в неописуемый восторг, хотя столь феноменально точное попадание, безусловно, стало "случайным результатом удачного сложения ошибок". Думаю, что такое случается раз в сто лет!

Хрущев не только выразил восторг, нo и настоял, чтобы Главком ВМФ тут же, на корабле, подготовил приказ о присвоении мне звания "капитан 2-го ранга".

Когда лодка отшвартовалась, я увидел, что меня ожидает черная "Волга" и офицер с берега передал просьбу как можно быстрее переодеться и следовать с ним в штаб флота. Вскоре я понял, что попал с корабля на бал. В конференц-зале во всю его длину был накрыт стол. Во главе - Н.С.Хрущев, слева от него - Главком, справа - командующий флотом. Как положено по уставу, я строевым шагом промаршировал к главе государства и рапортовал:

- Товарищ Первый секретарь ЦК КПСС, председатель Совета министров СССР ! Ваше приказание выполнено. Ракетная стрельба произведена. Командир подводной лодки "Б-62" капитан 3-го ранга Дыгало.

Никита Сергеевич обнял меня и сказал так, чтобы услышали окружающие:

- Мы убедились, что мы сейчас с Богом в ладах. Хотя говорят, что коммунисты против Бога, - это неправильно. Потому что мы посылаем к Богу то, что нужно, а он уже посылает, куда нужно. Нас это сотрудничество устраивает. А ты, моряк, молодец!

Тут появился официант с подносом. На подносе лежали погоны капитана второго ранга и стояли два хрустальных фужера с водкой.

- Ты мне только напомни, что сначала: сначала пьют, а потом вручают или вручают, а потом пьют? - обратился ко мне Хрущев.

- Сначала, Никита Сергеевич, вручают, а уж потом "обмывают", - ответил я.

Так и поступили...

Сейчас модно критиковать Никиту Сергеевича за волюнтаризм в этой сфере. Мол, Первый секретарь и премьер, недооценивая развитие других вооружений, буквально свихнулся на ракетах, чем нанес ущерб Сухопутным войскам, авиации, да и флоту, заставив порезать на иголки стоявшие на верфях новейшие артиллерийские крейсера.

Несомненно, ракетное увлечение Хрущева не обошлось без издержек. Но в стратегическом плане он, как показало время, действовал единственно правильно. Он взял курс (и неизменно выдерживал его) на строительство современного ракетно-ядерного флота.

К концу 1964 года, то есть к моменту снятия Хрущева с высоких должностей, флот располагал 46 атомными подводными лодками, в том числе 8 - с баллистическими ракетами и 19 - с противокорабельными, 325 дизельными лодками и 150 ракетными катерами.

С принятием комплекса с ракетой "Р-11 ФМ" на вооружение Советский Союз стал первой страной, имеющей в составе подводные лодки с баллистическими ракетами.

Первые подводные ракетоносцы - носители баллистических ракет, успешно решив все возлагавшиеся на них задачи, вскоре уступили свое место кораблям того же боевого назначения - сначала океанским дизель-электрическим ПЛ проекта 629 и 629А и атомным подводным лодкам проекта 658, обладавшим большими боевыми возможностями, нежели дизельные, а затем и кораблям последующих проектов и поколений.

Автор этих строк, прослужив на подводных лодках более 20 лет, был также первым командиром дивизии стратегических ракетных подводных лодок. И я горд тем, что при строительстве послевоенного океанского ракетно-ядерного Военно-морского флота СССР внес свой вклад, одним из первых осваивая совершенно новое для флота оружие...

Рассматривая роль Н.С.Хрущева в строительстве Вооруженных сил Советского Союза с нынешних позиций, нельзя не согласиться со многими негативными действиями в его деятельности. Однако для меня случай личной встречи с ним сыграл положительную роль во всей моей дальнейшей службе. И за это я благодарен и "господину случаю", и Никите Сергеевичу Хрущеву...

Комментариев нет:

Отправить комментарий