24 июля 2011 г.

Проект Sapphire или куплю оружейный уран. Дорого.

David E.Hoffman газете " The Washington Post " от 21 сентября 2009 года в своей статье "Half a Ton of Uranium -- and a Long Flight" подробно описывает как США в Казахстане реализовало проект «Сапфир» 

Корреспондент " The Washington Post" восстановил всю хронологию тайной операции по вывозу в ноябре 1994 года с Ульбинского металлургического завода около 600 кг. высокообогащенного оружейного урана 235 в США.

Project Sapphire was a 1994 covert operation of the United States government to remove 600 kg weapons-grade enriched uranium from Ust-Kamenogorsk in the former Soviet republic of Kazakhstan, with the assistance of that country's government, in order to prevent nuclear proliferation.

Чем нам интересна данная публикация в американской прессе.
Как пишет газета, летом 1993 года отставной советский офицер подводник Виталий Метте (Vitaly Mette, a former Soviet navy submarine commander) сообщил дипломату посольства США в Алма-Ате Энди Уэберу (Andy Weber) (на фото) о неучтенном уране.

Виталий Метте предложил США купить у него уран , но не мог ответить на вопрос, каково обогащение у предлагаемой им партии. Уран хранился на складе Ульбинского металлургического завода (УМЗ) в Усть-Каменогорске. 

Кто такой Виталий Метте, и почему отставной советский офицер подводник торгует напрямую с американцами  оружейным ураном. Давайте разберемся..

Виталий Леонидович Метте, родился 5 января 1947 года в деревне Козлушка Зыряновского района Восточно-Казахстанской области. Русский. С отличием закончил Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище ( СВВМИУ) по специальности инженер-механик (1965-1970 гг.). Специалист по ядерным энергетическим установкам подводных лодок. Кандидат технических наук. С июня 1970 года - командир группы воинской части  № 31217-2 Тихоокеанского флота, оператор атомного реактора на подводной лодке, в г. Петропавловск-Камчатский-2 (прим. - Так в Википедии).


После увольнения в запас. С июля 1974 года - ассистент кафедры начертательной геометрии Усть-Каменогорского строительно-дорожного института.
С ноября 1974 года - приборист, мастер смены, старший инженер-технолог цеха № 8, начальник цеха №10, директор ПО "Ульбинский металлургический завод".
С августа 1990 года - генеральный директор ПО "Ульбинский металлургический завод". 
С сентября 1994 года - президент государственной холдинговой компании "Ульба".

Лауреат Государственной премии СССР за разработки в области сверхпроводимых материалов и новых технологий, академик Международной академии минеральных ресурсов. С октября 1994 года - заместитель Премьер-Министра Республики Казахстан. С марта 1995 года - первый заместитель Премьер-министра Республики Казахстан. С декабря 1994 года - одновременно, заместитель председателя Высшего консультативного Совета по науке и технике Республики Казахстан. С марта 1996 года - вице-президент компании "Ivedon International Ltd".
С марта 1997 года - аким (губернатор) Семипалатинской области. Президент Союза промышленников и предпринимателей Казахстана (1995-1996). Постановлением Правительства РК 13 марта 2003 года В.Метте был назначен и до последнего дня являлся президентом военно-промышленного холдинга - ОАО "Казахстан-Инжиниринг". 

К лету 1993 года В. Метте  прошил путь от демобилизованного офицера  Тихоокеанского флота  до "красного директора" оборонного завода. 

Что такое Ульбинский металлургический завод ( Ulba Metallurgical Plant ) в городе Усть-Каменогорск (Ust-Kamenogorsk) Республика Казахстан. Перестроечные времена к началу девяностых годов прошлого века сдернули покров тайны со многих строго режимных объектов. Ульбинский металлургический завод был одним из самых засекреченных предприятий министерства среднего машиностроения СССР. Того самого министерства, которое под прикрытием своего сугубо мирного названия, "ковало ядерный щит Родины".

Именно со складов УМЗ и была тайно осуществлена транспортировка урана в США в рамках проекта “Сапфир” . В.Шелгунов, В.Хлюпин, С.Фадеев в статье "Экспортный контроль в Казахстане. Проблемы ядерного и бактериологического нераспространения" поведали, что собой представлял и представляет Ульбинский металлургический комбинат. 

Завод был основан в 1949 году, как секретный "почтовый ящик №10 ", первой продукцией УМЗ стал оксалат тория. Основная продукция - ядерное керамическое топливо для атомной энергетики, а также тантал и сверхпроводники.

С 1951 года на заводе запущено бериллиевое производство. УМЗ выпускал бериллий по 170-190 тонн в год. УМЗ был единственным в СССР (а затем в СНГ) производителем бериллия. После аварии 12 сентября 1990 года, бериллиевое производство (корпус 662) было законсервировано, восстановлено в 2000 году.


В мире всего три завода, производящих этот токсичный металл, - в США, Китае и в Казахстане. Бериллий и его сплавы применяются в электротехнике, электронике, промышленности средств связи, космонавтике, авиастроении и судостроении, из бериллия производят отражатели и замедлители тепловых нейтронов, экраны, необходимые для цепной ядерной реакции деления на ядерных реакторах АЭС и в атомных и водородных бомбах.

С 1951 года на заводе запущено танталовое  производство. 
На нем изготавливают сопла ракет, детали реактивных двигателей, электронных ламп. Тантал незаменим в медицине - он применяется для скрепления костей, нервов, из него делают искусственные заменители костей и стимуляторы сердечной деятельности. На всем пространстве СНГ тантал вырабатывался только на УМЗ.

Промышленное производство металлического тантала и изделий из него создано на базе находящегося поблизости Белогорского месторождения танталитов.
В 1997 году создано производство гидроокиси ниобия, пятиокиси ниобия и феррониобия.

На УМЗ производят ядерное керамическое топливо для атомных реакторов. Потребителей урановых таблеток УМЗ много. Среди них Россия, Украина, Болгария, Финляндия.
Себестоимость добычи казахстанского урана низка - уникальность месторождений позволяет не проводить захоронений и рекультивации использованных пород.


Казахстан занимает первое место по добыче урана и имеет в своих недрах около 25% мировых запасов. Общие разведанные запасы урана в Казахстане оцениваются в 1168000 тонн. Из них почти половина — 576700 тонн подтвержденные.
Крупнейшие месторождения — Мынкудук (127.000 тонн), Канжуган (50.000 т.), Уванас (20.000 т.) – разведанных запасов. Прикаспийский горно-металлургический комбинат (с 1992 г. ОАО “Каскор”) - это два самых крупных в мире открытых урановых карьера, до конца 1980-х годов и сам комбинат был крупнейшим в мире по объемам добычи. Там же, на химико-металлургическом заводе, осуществлялась и первичная переработка урана.

Вернемся к УМЗ. “Выпекаемые” на заводе урановые таблетки использовались для сердечников ТВЭЛ (тепловыделяющих элементов) и ТВС (тепловыделящих сборок) в ядерных реакторах разных типов (ВВЭР-1000, ВВЭР-440, РБМК). Сырье для этих таблеток - обогащенный до 3,5 процента уран в виде гексафторида урана – поступал из России, с заводов в Челябинске, Томской области, Ангарске. 

Традиционными поставщиками сырья для УМЗ были производственное объединение “Маяк” (Челябинск-65), Ангарский электролизно-химический комбинат , Сибирский химический комбинат (Томск-7). Технологически ядерное топливо для реакторов представляет собой таблетки диоксида урана, получаемые в результате обработки сырья на специальном оборудовании. Производственный цикл предусматривает тепловую обработку, прессование и формовку высокообогащенного урана. Полученные металлокерамические таблетки являются открытым источником альфа- , бета-, и гамма-излучений.

Сборка ТВЭЛов из таблеток происходила за пределами Казахстана. Таблетки поставлялись традиционным партнерам УМЗ – производственному объединению “Машиностроительный завод” (г. Электросталь Московской области) и на Новосибирский завод химических концентратов ( НЗХК ). На этих предприятиях осуществляются дальнейшие этапы технологического цикла: таблетки в количестве 9-12 штук “пакуют” в циркониевую оболочку, топливный стержень заполняется гелием, запаивается, таким образом создается ТВЭЛ. Несколько таких элементов образуют топливную сборку, которая монтируется при создании реактора. Продавал  завод “таблетки” потребителям по $150-200 за килограмм.

После того как советская промышленность прекратила свое существование как единая индустриальная система, Ульбинский металлургический комбинат , как и большинство постсоветских предприятий, впервые столкнулся с проблемой сбыта продукции. Традиционные потребители исчезли, а опыта самостоятельной игры на мировых рынках у завода не было. На складах мертвым грузом лежала продукция на сотни миллионов долларов, рабочие не получали зарплату и начинали роптать, средств на технологическую реконструкцию взять было неоткуда.

С 1992 года УМЗ стал через посредников продавать бериллий и тантал в слитках и прокатных листах, танталовую проволоку, сверхпроводники (около 160 типов), пластины из окиси бериллия для электронной продукции. Часто продукция отгружалась по бартеру – в обмен на ширпотреб.

Видимо тогда,генеральный директор ПО "Ульбинский металлургический завод" Виталий Метте и решил напрямую продать хранившийся у него на складе оружейный уран 235 американцам.

Чтобы войти в доверие к Метте, Уэбер поехал с ним на охоту в Алтайские горы на востоке Казахстана, потом парился в бане, ел копченую свинину и мерз по утрам, пишет "Вашингтон пост". Американец находил своего визави по урановой игре харизматичным, смелым и умным, то есть, полной противоположностью стереотипу советского бюрократа.

В конце этой поездки Метте предложил Уэберу посмотреть завод в Усть-Каменогорске.
Когда они подъезжали к гигантским ограждениям завода, Вебер спросил Метте: " Имеется ли у вас высокообогащенный уран? " (" do you have any highly enriched uranium? "). Метте уклонился от ответа. Но Уэберу нужны были точные данные, чтобы доказать скептикам в Вашингтоне, что в Казахстане есть высокообогащенный уран.

Вебер дал понять Метте, что тот должен таки раскрыть степень обогащенности предлагаемого к продаже урана. В декабре 1993 года Уэбер получил из рук полковника Корбатора записку "U235, 90 процентов, 600 килограммов".

Как пишет "Вашингтон пост", сделка была санкционирована во время визита президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Вашингтон в феврале 1994 года. Соединённые Штаты направили группу экспертов для верификации урана, хранящегося в Усть-Каменогорске. За дело взялся Элвуд Гифт (Elwood Gift ), инженер-радиохимик из офиса программ национальной безопасности в Окриджской национальной лаборатории. Он знал о ядерном топливном цикле практически всё - в том числе, и об обогащении урана. Гифт прилетел в Казахстан 1 марта 1994 года.

Когда Уэбер и Гифт приготовились брать пробы урана, Метте рассказал им, откуда появилась эта партия. Со слов Метте, уран предназначался для одного из секретных проектов АПЛ, прекращённого в 80-ые годы.

Вот тут надо сделать остановку в публикации "Вашингтон пост" и разобраться для какого проекта советских АПЛ Ульминский металлургический завод в 80-х годах изготовил партию высокообогащенного урана.  

Согласно Википедии, речь идет о советских подводных лодках проекта 705 705К "Лира" (Project 705 Lira Alfa class Attack Submarine (Nuclear Powered)). На фото.

Высокоскоростные небольшие одновальные лодки с титановым корпусом не имели аналогов по скорости и манёвренности, были предназначенны для уничтожения субмарин противника. 

Особенностью проекта было то, что на нем стояли реакторы с жидкометаллическим теплоносителем (сплав свинца с висмутом). Всего в СССР было построено восемь АПЛ  с ЖМТ ( К-27 проекта 645 ЖМТ (она же "Золота рыбка", она же "Нагасаки"); К-64 проекта 705;   К-316, К- 373, К- 463; К-123; К- 432; К - 493 (все проекта 705 К).
Из-за технических проблем эксплуатации, строительство АПЛ с реакторами с жидкометаллическим теплоносителем в 80-х годах прошлого века было прекращено.

http://www.globalsecurity.org/military/world/russia/705.htm

Однако вернемся к публикации "Вашингтон пост". Первое, что бросилось в глаза Уэберу - вся система физзащиты состояла из того, что он охарактеризовал как амбарный замок времён гражданской войны в Штатах. За дверями скрывалась большая комната с бетонными стенами и грязным полом. Помещение было буквально заставлено невысокими - по колено - платформами, прикрытыми фанерными листами. Под фанерой американцы увидели бочки и канистры, заполненные ураном. Они отстояли друг от друга на десяток футов, чтобы избежать возникновения цепной реакции.

Вместе с заводскими техниками Уэбер и Гифт в случайном порядке выбрали несколько контейнеров и перенесли их в небольшую лабораторию. В одной из ёмкостей они нашли урановые стержни, завёрнутые в фольгу. Уэбер взял в руки один из стержней и поразился, насколько он тяжёл.

Гифт собирался отколоть кусок и взять его с собой, чтобы установить величину обогащения. Он попросил у техников молоток и зубило, но металл не поддался его усилиям.

На помощь американцам пришли местные рабочие. Сначала они поместили уран в перчаточный бокс, но затем вынули его оттуда и разместили на обычном столе. Один из заводчан подсунул под стержень лист бумаги и начал обрабатывать уран напильником. Сверкали искры, как на детском утреннике с хлопушками.

"Мои глаза буквально горели - я, наконец-то, добрался до этого куска металла. Я знал, что это оружейный материал. Придайте ему правильную форму, и из него можно делать бомбу. Не нужно никакой дополнительной высокотехнологической обработки. Это был оружейный уран с обогащением 90-91% в металлической форме", - вспоминает Уэбер.

"Я помню, что думал в тот момент о том, как десятки ядерных боеприпасов могли бы быть сделаны из этого урана, как просто всё это могло произойти и насколько это неземным. Это всего лишь кусок металла, но насколько мощный скрыт в нём потенциал разрушения! Когда рабочий подошёл к стержню с напильником и посыпались искры - вы можете представить, что творилось у меня в голове!" - добавляет Уэбер.

Увидев первые искры, Уэбер закричал: "Элвуд! Он искрит!". Гифт в этот момент находился в противоположном конце комнаты, занимаясь подготовкой к взятию другой пробы, и поэтому не видел, как рабочий вынул урановый стержень из перчаточного бокса. Осознав, что происходит, Гифт спокойно сказал: "Не волнуйся, это всего лишь обычный процесс окисления".

Всего Гифт заполучил в свои руки восемь образцов. Для четырёх из них он на месте произвёл экспресс-анализ при помощи масс-спектрометра. Для этого часть проб пришлось растворить в кислоте. Результаты подтвердили - да, перед американцами оружейный уран с обогащением 90%. Забрав с собой все восемь исходных проб и три из четырёх растворённых, Гифт и Уэбер полетели обратно.

7 октября 1994 года президент Билл Клинтон подписал секретный указ, одобрявший проведение авиаперевозки оружейного урана из Казахстана в США. На следующий день три транспортных самолёта C-5 взяли курс с авиабазы "Dover" в Делавэре на Турцию. Оттуда, после некоторой задержки, самолёты с командой и оборудованием вылетели в Усть-Каменогорск.

На складе в Ульбе обнаружилось семь различных типов урановых материалов, и большая часть их содержала добавки токсичного бериллия.

Как пишет "Вашингтон пост", эта миссия была экстраординарной. Одна страна под покровом тайны пришла в другую страну, чтобы вывезти заброшенные ядерные материалы. Всего на Ульбе американцы насчитали 1032 контейнера, и каждый из них был со всем тщанием распакован, проверен, а его содержимое перемещено в один из 448 транспортных контейнеров - барабанов ёмкостью 55 галлонов.

К 11 ноября 1994 года процесс переупаковки урана был завершён.
Загрузка самолёта заняла три часа. Первый C-5 взвился в небо. На следующий день, остатки урана и команду подобрали два остальных C-5, приписанных к операции. Оружейный уран из Казахстана проследовал напрямую на базу ВВС США "Dover" (Dover Air Force Base). Самолёты находились в воздухе по 20 часов и несколько раз дозаправлялись на лету.

23 ноября 1994 года представители администрации Клинтона публично объявили о завершении операции по вывозу казахстанского урана. Министр обороны США Уильям Перри ( Defense Secretary William J. Perry) назвал это "защитой иными методами" и добавил: "Мы поместили этот оружейный материал туда, где он не будет доступен ни для потенциальных покупателей с чёрного рынка, ни для террористов, ни для новых ядерных стран".

Что в итоге. Виталий Леонидович Метте скончался в 2003 году. 
Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище, в котором он учился прекратило свое существование в 1991 году в результате распада СССР. Часть корпусов бывшего училища занимает Севастопольский национальный университет ядерной энергии и промышленности (СНУЯЭиП). 

По данным " The Washington Post ", за вывезенный уран США заплатил Казахстану 27 миллионов долларов наличными. Дальнейшая судьба партии урана с Ульмы не известна ... А Ульбинский металлургический завод и сегодня флагман в производстве и переработке изделий из урана, бериллия и тантала для атомной промышленности. 

Виталий Метте: "Я всегда был и остаюсь оптимистом"

3 комментария:

  1. Анонимный11 июля 2012 г., 6:09

    Безумно богатая и настолько же нищая страна - парадокс СССР.
    А во всё виноват Маркс, он сказал, что будет план. А что за план не сказал.

    ОтветитьУдалить
  2. Могу добавить следующее: согласно тогдашним правилам РК , для стимулирования экспорта директора предприятий получали комиссионные в размере 10% от суммы сделки. Так что Метте получил 2,7 млн долларов. За вычетом тогдашнего подоходного налога - более полутора миллионов чистыми наличными. Так что робеть при продвижении сделки ему было незачем, наоборот. Впоследствии он так обчистил родимый УМЗ, что его там поминают лихими словами и по сию пору.

    ОтветитьУдалить
  3. Анонимный25 июля 2015 г., 23:11

    Иээх, блин, 9 млрд долларов продали за 0,3% цены. США произвели 550 тонн такого урана потратив на это 45 лет и 4 триллиона долларов(еще тех, старых долларов, которые и стоили реально дороже чем доллары 1994 года, которыми платили Метте за 600кг к этого урана с Ульбы). В этой сделке вся суть разграбления СССР и оставшихся после него республик. Лишь бы себе в карман положить 2,7 млн, а эти 2,7 млн составляют всего 0,003% от реальной цены "продукта" (и от реальных затрат СССР на производство этих 600 кг оружейного урана). За А чего этому Метте - для него этот товар все равно что краденый он же не платил реальной цены ни за сырье, ни за уран. Это мои родственники оставили здоровье и жизнь на урано-обогатительном заводе в Красноярске-26, а Витте там не работал...Вот так и всю страну продавали "красные директора" - 0,03% себе в карман, 0,27% в фонд комбината(может быть), а остальные 99,7% - даром отдали нашим геополитическим "друзьям" в США. Фактически за 0,03% себе в карман 99,7% цены отданы даром- причем отданы потенциальному врагу.
    Прямо как в сказке Мальчиш- Кибальчиш"; "Вот тебе, Плохиш, банка варенья и корзина печенья. Будь счастлив, дорогой ты наш предатель"

    ОтветитьУдалить