20 ноября 2010 г.

Victor Afonin. From Russia with Love 2 (Nov. 20, 2010)

Это продолжение ранее размещенных на блоге  воспоминаний Виктора Афонина ( на фото) о поездке в Санкт-Петербург в мае 2010 года, что я еще раз с удовольствием и делаю.

Путешествие из Нью-Йорка в Бойтичи через Санкт-Петербург и Брянск. Часть 2.

... 22 мая в 14:50 мин. я выехал поездом в Брянск. Впервые ехал этим маршрутом: вначале по Октябрьской дороге ( Малая Вишера, Бологое, Лихославль, Тверь), а затем по Московской ( Бекасово, Малоярославец, Калуга-2, Сухиничи-гл., Брянск).

В купе ехал один. Говорят, дорого (100 дол.). С 6 утра уже не спал. В 6:20 взошло солнце, небо без единого облачка, на траве роса, и... лес, лес, лес...наш Брянский лес.

В 7:42 мин.мой тяжеленный чемодан подхватил Вадим (двоюродный племянник Тамары), встречавший меня с Л.П.Сошиным, и через 20 мин. мы были на улице Спартаковской у моей двоюродной племянницы Валентины (по бойтичскому коду ''Лукиной''), в новом просторном доме, оборудованном и обставленном по европейским стандартам. Здесь же уже была ее старшая сестра Галина Васильевна и Нина Анатольевна, дочь нашего земляка Столярова Анатолия Кузьмича (''Пьяного'').

Я передал Вадиму несколько больших пакетов от моего 95-летнего тестя с материалами для музея Железнодорожного техникума/ колледжа, который наш аксакал закончил в 1936 (!) году. Мне дали 15 минут на душ и бритье, быстро перекусили, и я в дорожных джинсах и легкой рубашоночке занял место в минивэне рядышком с Сошиным.

В.А Тарасов (муж Валентины) за час с небольшим доставил нашу пятерку в Жирятино. Около дома Ивана Тимофеевича Столярова нас поджидала Нина Васильевна Жигалина («Зимина») и передала мне ее записки к 3-му тому. Мы дополнили наш экипаж Иваном Тимофеевичем и через Павловичи и Литовники, мимо усадьбы знаменитого пчеловода «Стрибулая» подъехали к кладбищу.

Нас опередили всего 2-3 машины, мы стали здороваться с земляками, обходить могилки,... и всюду знакомые , легко узнаваемые родные бойтичские фамилии. А тем временем прибывали новые машины, окольцовывая зеленый оазис погоста.

К сожалению, в последние годы тем «местом встречи, которое изменить нельзя» стало кладбище .

Бойтичи умирают мучительно долго, но есть еще одна усадьба, которая не позволяет стереть этот населенный пункт с карты Брянской области и убрать его из интернета. Это усадьба Егора Сергеевича Афонина, Жоржа, как на местном наречии называли этого аксакала не только в Бойтичах, но и в округе.

А округа знала его потому, что все свои 89 лет Егор Сергеевич прожил в Бойтичах на той же усадьбе, где родился в самый разгар Гражданской войны 20 октября1918 года. 9-10 мая 2005 г.(на Радоницу) мне посчастливилось быть гостем этого энциклопедиста Бойтич, и записать беседу с ним, которая была затем положена в основу главы «Последний из могикан» книги «От Бойтич до самого Нью-Йорка».

В тот день за длинным гостеприимным столом под зеленым шатром усадебных деревьев уселись более 20 земляков из разных уголков России и Украины. В этом же году (2010) погодный календарь передвинул Большой Хурал бойтичан на Троицу. Вот почему, резко укоротив мое участие в «в студенческой сходке» в Петербурге, я спешил на Троицу в Бойтичах. И когда земляки стали подтягиваться к Жоржу (к сожалению, его уже нет с нами), пришлось срочно надстраивать стол, за которым уселось уже более 50 человек.

Я представляю, какая это физическая и психологическая нагрузка на хозяев дома. А ведь для каждого из сидящих за этим длинным столом нашлось и место, и ложка с вилкой, и, конечно же, рюмочка. Хотя официально «прописан» здесь и зимой, и летом лишь сын Жоржа Сергей Егорович, правили этим балом хозяйки дома Нина и Лена и их помощники из числа родственников и земляков.

Координатор нашего земляческого движения Л.П.Сошин открыл сессию «2010» специально к ней написанным стихотворением, и после первого всплеска патриотических эмоций предоставил слово и мне.

В коротком выступлении я отметил, как приятно,что в Бойтичах сохранился этот дом, где можно и от непогоды укрыться, и посидеть с друзьями за праздничным столом.

Но бесконечно долго гостепримством хозяев пользоваться нельзя. Потому я предложил всем подумать о том, как бы нам на общественных началах учредить «Добровольное Земляческое Сообщество » (ДЗС) с целью сохранения этого дома в ранге Дома-Музея «БОЙТИЧИ» с гостиницей на 5-6 человек, которой могли бы пользоваться члены ДЗС при условии его регулярной финансовой поддержки. И я готов поучаствовать в составлении документа ( Устава, Положения…). Но это на будущее.

Что же касается состоявшейся встречи, то мне приятно сознавать, что и я в какой-то мере поучаствовал в координации ее участников, т.к. моим телефонным возможностям подвластны любые расстояния. И благодаря этому за праздничным столом в тот день присутствовали и «новички». Леня давно уже жаловался мне, что около 40 лет не видел своего одноклассника Ивана –«Беду». На беду «Беды» его старшим братом оказался хорошо известный моему поколению по Бойтичам «Витька-Дуй», а другим как соавтор главы о Сорочьем хуторе В.А. Глушенков, от которого я и получил телефон крымского затворника.

Иван Афанасьевич смягчил мои «обвинения» в отступничестве от Бойтич (приезжал в Брянск на торжества племянников), а вот на 9 мая 2010 г. намечена даже широкая СЕМЕЙНАЯ поездка в Бойтичи. Но я переориентировал семейную поездку Глушенковых на Троицу, благодаря чему они были представлены аж несколькими поколениями.

К сожалению, и на этот раз не осуществилась наша мечта: не удалось нам с Виктором Афанасьевичем хоть одну ночку поспать в бойтичской тишине. Но зато эта встреча подарила мне новые знакомства: Оля, дочь «Ивана-Беды» , услышав, что нам с Леней пора отчаливать в Брянск на «другую встречу», сама предложила перебросить нас в Жирятино. Как я узнал позже, Глушенковская команда после Бойтич направилась кортежем из 3 машин в московском направлении, часть из них остались в Калуге (там тоже есть Глушенковы) , а Ольга Ивановна повезла родитетелей к себе в Москву.

В Бойтичах я познакомился также с В.Н. Власовым, проректором Брянского отделения Российского Университета Кооперации.

Владимир Николаевич Власов после Жирятинской школы закончил в Курске Историко-педагогический факультет, затем факультет психологии в Москве.

После Чернобыльских событий создавал службу психологической реабилитации в Брянской области и другие центры в этом направлении. И я снова удивляюсь крылатой фразе «мир тесен» : оказалось Владимир Николаевич, также как и я, озабочен поисками своих корней в Литовниках.

В Жирятине нас уже заждался мой двоюродный брат Владимир Васильевич, с которым мы буквально на несколько минут заехали с визитом знакомства к Валентине Петровне, которую по батюшке я величаю только как главного редактора «Жирятинского Края», а так обошелся бы просто Валюшей.

И конечно же, я не мог объехать дом моей Первой учительницы (1944 год!) Татьяны Павловны. Многие ли из нас могут похвалиться встречей с Первой учительницей, ученику которой на днях исполнится 74 ! Сама же Татьяна Павловна 6 января 2011 года отметит свой завидный юбилей—90 !

А в это время в Бежице другой мой двоюродный брат Николай Васильевич метал громы и молнии по поводу нашей задержки. И тут я должен поведать моим читателям-землякам, что еще давно я задумал собрать потомков Афониных от моего деда Никиты Сергеевича, чтобы очно познакомить их: знайте, кто вы и откуда, встречайтесь хоть по большим праздникам и круглым юбилеям!

Самая младшая из моих двоюродных сестер Катя, родная сестра предыдущих двух Васильевичей, по согласованию со мной оперативно разыскала и пригласила предстaвителей нескольких ветвей Афониных, многие из которых об обилии стольких родственников и не подозревали. Более того, я и не чаял увидеть здесь помимо потомков моего деда Никиты, еще и его братьев: из Красноярска и Нетьинки приехали две Татьяны, правнучки Макара Сергеевича; а из Сельцо внучка Василия Сергеевича. 

Мы очень надеялись увидеть ее двоюродного брата по этой линии, Ивана Петровича Афонина, сына «Мозыри», который, будучи 10-летним мальчишкой, вытаскивал из груды трупов своего отца, расстрелянного в 1942 году карательным отрядом в Выбойне в числе 18 наших земляков.  М.Б. Афонина, отец которой тоже погиб в той мясорубке, по моей просьбе подвела меня к могиле Петра Васильевича, и мы молча склонили головы в память о нашем родственнике.

К сожалению, Иван Петрович Афонин из-за болезни не смог приехать на нашу встречу. Кстати, именно Мария Борисовна в 400-тысячном Брянске разыскала Ивана Петровича, о чем в 3-м томе непременно будет целая глава. А когда я, вернувшись в Нью-Йорк, рассказал по телефону Ивану Петровичу о посещении могилы его отца, он сказал, что в ней похоронен еще и «Тилелей» (Толкачев Иван Дмитриевич). Светлая Память нашим Землякам !

Не буду описывать ход этой «семейной» встречи, подробности оставим для книжных страниц. Память о ней для ее участников будет хранить общая фотография.Скажу только, ой как было нелегко выдержать темп того праздничного дня и мне, и моим племянницам Гале и Вале, и почетному гостю Л.П. Сошину, умудрившимся посидеть в тот день сразу на двух стульях:и в Бойтичах, и в Бежице.

Потому весь следующий день я «отходил» и от «питерской сходки», и от насыщеных встреч в Бойтичах и в Бежице. Пришлось даже отказаться от запланированных домашних визитов к родственникам и друзьям.

А вот работу в Госархиве Брянской области я отменить не мог, ибо мечтал подышать воздухом древности уже несколько лет. Нет, я не отрыл в один присест там мои тарасово/литовникские корни. Но понял, если хочешь написать что-то о СВОЕМ роде, о предках , лучше ТЕБЯ никто это не сделает, ибо в документах, возраст которых несколько сотен лет, найдешь не только своих ближайших родственников,но и других однофамильцев, которых ранее родственниками не считал, а они ведь тоже из того же корня.

Несколько выписок из Метрической книги записей актов рождений, бракосочетаний и смертей Бойтичской церкви Св. Архистратига Михаила я надеюсь опубликовать в 3-м томе книги. Хочу заверить также моих земляков, для которых история семьи, фамилии что-то значит, не ждите, что это сделает кто-то другой, не Боги горшки обжигают. Да, вначале будут трудности с чтением отдельных слов, но работники архива всегда помогут освоить эту грамоту.

Ну а мое путешествие неумолимо приближалось к концу. В тот же «архивный» день Николай Васильевич на своей иномарке доставил нас с Л.Сошиным к фирменному брянскому поезду, и рано утром я был в Москве, а через час с лишним в Шереметьеве. В 3:30 "Боинг" оторвался от взлетной полосы, а около 5 часов по нью-йоркскому времени мы приземлились в аэропорту им. Д.Ф.Кеннеди. Но летели мы не полтора часа , а все девять с половиной: на этот раз мы летели в направлении вращения Земли, и солнышко в этот день светило мне больше 20 часов кряду.

Виктор Афонин,
Нью-Йорк, июнь, 2010.

Путешествие из Нью-Йорка в Бойтичи через Санкт-Петербург и Брянск. Часть 1.
http://vladimir-pelevin.blogspot.com/2010/11/victor-afonin-from-russia-with-love-nov.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий