25 октября 2010 г.

Мнение Станислава Белковского о Черноморском флоте.


Станислав Белковский.
Сумма против Рыклина: украинская апология (в сокращении)

Харьковские соглашения от 21 апреля 2010 года (известные так же, как «пакт Медведева – Януковича») никак не могут быть названы «историческими», поскольку вообще не влекут за собою стратегических последствий — военных или геополитических.

Чтобы в этом убедиться, надо разглядеть с близкого расстояния тот самый Черноморский флот РФ. И понять его роль в современной истории.

Военного значения ЧФ РФ не имеет уже давно: конкурировать с современными военно-морскими силами близлежащей Турции, и тем более удаленных США, он заведомо не способен. Наш Черноморский флот располагает всего тремя крупными боевыми кораблями, самый юный из которых — ракетный крейсер «Москва» — спущен на воду в 1979 году, при глубоком Брежневе. Хотя российские официальные лица, гражданские и военные, много раз говорили, что Черноморскому флоту нужно 8-9 современных подводных лодок, сегодня дееспособных лодок в составе флота, вы будете смеяться — 0 (ноль).

Лодка «Алроса» (из названия видно, что у государства в свое время не было денег даже на текущий ее ремонт) гниет в Новороссийске после аварии на учениях, и восстанавливать ее (пока) не собираются. Другая ПЛ — «Святой князь Георгий» (1982 года рождения) — долго реконструировалась, но в марте 2009 года ремонт был прекращен за дальнейшей бессмысленностью.

У флота есть еще два сторожевых корабля — «Ладный» (тот самый, который безуспешно искал ядерное оружие на «Артик Си») и «Пытливый», — оба спущены на воду в конце 1970-х. Подлинная жемчужина ЧФ — спасательное судно «Коммуна» 1915 (!) года выпуска. За восемнадцать с половиной постсоветских лет в модернизацию флота вложено примерно три с половиной копейки. Даже личный состав флота находится в глубоко неукомплектованном состоянии — в наличии есть чуть более 14 тыс. моряков при дозволенных российско-украинскими соглашениями 25 тысячах.

Все эти параметры гораздо красноречивее любых геостратегических заявлений говорят об истинном отношении официальной России к ее Черноморскому флоту. Флот для Кремля — чемодан без ручки. А не рычаг контроля за Черноморским бассейном, как думают некоторые впечатлительные натуры. Если же плавучий Музей черноморского флота нужен для перманентной войны с Грузией, как полагает Борис Немцов, то тем более его правильно держать в Новороссийске и Очамчире, а не в Севастополе. Ближе к театру музейных действий.

Вопреки распространенной мифологии, ЧФ РФ не имеет и ни малейшего международно-политического значения. И никогда не был инструментом проникновения Кремля в украинскую политику, сорри. Черноморский флот никак не влиял на формирование ни общеукраинских, ни крымских, ни даже — о, ужас! — севастопольских органов власти.

Например, флот:
• в 1991 году — не предотвратил обретение Украиной независимости;

• в 1994-м — ничего не сделал, чтобы сохранить у власти отчаянно пророссийского президента Крыма Юрия Мешкова, выступавшего за выход полуострова из состава Украины;

• в 1995-м — не воспрепятствовал принятию закона Украины «Об Автономной республике Крым», в котором говорится, что Крым — неотъемлемая часть Украины, и отмене Конституции Крыма 1992 г., утверждавшей, напротив, что полуостров — независимое государство;

• в 1996-м — не помешал принятию новой Конституции Украины, установившей особый статус Севастополя как города, глава администрации которого назначается президентом Украины;

• в 2004-м — спокойно созерцал зарево Оранжевой революции и приход к власти Виктора Ющенко;

• в 2005-м — принял как должное назначение «оранжевого» премьер-министра Крыма и главы Севастополя;

• в последние годы — преспокойно воспринимал назначенного Виктором Ющенко главу Севастополя Сергея Куницына, который еще в 2008 г. в интервью влиятельной газете «Зеркало недели» сказал, что Севастополь стал более украинским, чем весь остальной Крым; кстати, после прихода к власти Януковича Куницын стал представителем нового президента во всем Крыму.

И т.п.

Нет, безусловно, какое-то значение наш Черноморский флот, конечно, имеет. Во-первых, символическое. Для России флот — символ того, что еще не все влияние бывшей империи потеряно (хотя, как уже сказано выше, флот никаким фактором российского влияния после распада СССР не выступал — но народ-то об этом не знает, точнее, знает не всегда).

Для половины Украины, которая относится к России хорошо, – это символ продолжающейся великой дружбы двух братских народов. Для половины Украины, которая относится к России плохо или настороженно, — имперский сапог, который все никак не сойдет окончательно с суверенной украинской территории. То есть престарелый ЧФ — медийный фантом, который разыгрывается во внутренней политике и у нас тут (в положительном смысле), и на Украине (во всех смыслах сразу). Но это не имеет никакого отношения к таким понятиям, как «геополитика» и «сферы влияния».

Кроме того, для России флот имеет экономическое значение. Строительство новой совокупной базы в Новороссийске и Очамчире — это, по разным подсчетам, от 5 до 10 млрд долларов. Включая жилье, рабочие места для членов семей моряков и т.д. С одной стороны, в Кремле и вокруг него нынче любят дорогие проекты — на них всегда можно хорошо попилить. Совокупный объем откатов может составить до 3 млрд долларов. Потому, собственно, в официальной Москве были и остаются весомые сторонники перевода основной базы ЧФ в Новороссийск.

С другой — у России и так сейчас много других строительных проблем: и предолимпийский Сочи, и остров Русский, где надо уже в сентябре 2012-го принимать саммит АТЭС. И везде конь не валялся. В такой ситуации сажать себе на шею еще одну стройку десятилетия — рискованно. Лучше получить передышку в Севастополе. Но и здесь никакой геополитики, к сожалению или счастью, нет.

Обратите внимание, что Запад, который, согласно старым би(много)полярным представлениям о предмете, должен был бы настороженно относиться к ЧФ РФ, «пакт Медведева – Януковича» быстро и решительно поддержал.

Прямо 22 апреля на встрече министров иностранных дел НАТО в Таллине генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен заявил, что удлиненное пребывание Черноморского флота в Севастополе никак не повлияет на перспективы вступления Украины в НАТО. Там же и тогда же госсекретарь США Хиллари Клинтон заочно похлопала Виктора Януковича по плечу, сказав, что «решение Украины о продлении пребывания Черноморского флота РФ отражает сбалансированный подход к внешней политике страны».

27 апреля — прямо в день скандальной ратификации в украинском парламенте флотогазового пакта — министры иностранных дел стран Веймарского треугольника (Германия, Франция, Польша) на встрече «3+1» (один — это Украина) порадовали их украинского коллегу Константина Грищенко тем, что «пакт Януковича – Медведева» вовсе не мешает евроинтеграции Украины и даже, наоборот, несет позитивную весть о разрядке международной напряженности в одной отдельно взятой точке земли. И того же 27 апреля Виктор Янукович отправился в ПАСЕ, где получил более чем позитивный прием.

Наконец, 6 мая к одобрямсу присоединились турки: министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу, прибыв в самый Севастополь, подчеркнул, что его страна не видит для себя никаких проблем от продления срока пребывания в Севастополе русского флота.

... На мой взгляд, гораздо логичнее предположить: и США, и Евросоюз, и НАТО прекрасно понимают то, что написано выше в этой статейке. Что никакой угрозы ЧФ РФ никому не несет и никаких геополитических раскладов не меняет.

При этом не надо, все-таки, забывать, что в результате «харьковского» пакта крымская база ЧФ РФ стала самой дорогой в мире. Когда Путин по этому поводу переживал, что не может съесть Януковича, он не так уж и лукавил.

А вот ведь есть еще интересные цитаты. Например, в ответ на вопрос, согласится ли один крупный украинский политик на продление срока пребывания российского флота в Севастополе, этот политик ответил: «Конечно, соглашусь. Потому что очень важно сегодня сделать так, чтобы люди жили богато и чтобы у них не было абсолютно никаких экономических стрессов. Что касается войск в Севастополе, то всегда можно договориться о предоставлении услуг одной страной другой стране на нормальных коммерческих условиях. Здесь нет ничего плохого».

Дата высказывания — 18 апреля 2005 года. Имя политика — Юлия Тимошенко. Тогда премьер-министр Украины. Сказано было в интервью журналу «Профиль». Нынче, мы знаем, Тимошенко за «харьковский пакт» требует подвергнуть Януковича импичменту, не меньше.

Да и еще один ястребиный ястреб, нынешний соратник Юлии Тимошенко Борис Тарасюк, экс-глава укрМИДа, который сейчас не устает говорить о полном предательстве Януковичем всей и всяческой Украины, еще в феврале 2005-го, будучи настоящим министром иностранных дел, публично признал, что пребывание в Крыму Черноморского флота РФ не препятствует европейской интеграции Украины. И тогда, замечу, эти высказывания страшной бури в украинских головах не вызвали.

Что же так изменилось за 5 лет? Да ничего особенного. Просто тогда Тимошенко и Тарасюк были властью и несколько соизмеряли свои публичные заявления с политэкономической действительностью. Сейчас, когда они в оппозиции, у них такой задачи нет. А есть задача — консолидироваться против «антинародного режима» Януковича. Они это и делают. Молодцы. На их месте так и надо делать, наверное.

... Желательно бы продлить соглашение об аренде, ну, хотя бы до 2067 года. А следующий украинский президент, совершеннейший антиянукович мужского или женского пола, ответит: конечно, мой предшественник в процессе пролонгации позорно сдал национальные интересы, но я, напротив, готов подписать продление аренды, руководствуясь исключительно этими интересами и ничего никому не сдавая.

Они ударят по рукам, заодно договорившись сделать всё возможное, чтобы внести Черноморский флот в список особо охраняемых ЮНЕСКО памятников (чтобы ЧФ нельзя было просто так перемещать). Автору же этих строк останется только не опоздать на заключительный банкет в ресторане.

Апрельский харьковский пакт не изменил направление мирового движения Украины и не создал для неё новых геополитических проблем. Он лишь высветил проблему старую, самую для Украины важную и сугубо внутреннюю: отсутствие единой политической нации. Любое принципиальное политическое решение, которая одна половина страны принимает на ура, другая — сразу в штыки. Это происходит не из-за Черноморского флота и даже не из-за России, хотя многим, конечно, хочется так считать. А потому, что Украина получила независимость (в 1991 году, от России) прежде, чем начала за неё бороться. Только и всего.

Конечно, никакой Янукович не оккупант. Он просто президент своих избирателей — тех, которые аплодируют харьковскому пакту. А этого для нынешней Украины слишком мало. Нужна концепция объединения страны. У Януковича ее нет, как не было у его предшественника Виктора Ющенко. Это и печально, и опасно. Но ни Россия, ни флот, ни даже Запад здесь ни при чем...

Полный текст http://www.ej.ru/?a=note&id=10087

Комментариев нет:

Отправить комментарий