18 июля 2010 г.

La flotte de l'Armée Blanche. Bizerte ,Tunisie. (July 17, 2010)

Акция "Морской поход. К 90-летию исхода Русской армии из Крыма» в рамках программы Фонда Андрея Первозванного и Центра национальной славы России «Русскiй Мiръ». После выхода лайнера Aegean Odyssey из Веницианского порта, первым пунктом остановки участников морского похода стала Бизерта.

Бизерта (Bizerte или Bizerta (по-арабски: بنزرت ). Город в Тунисе. Население 114 тыс. жителей (2004). Морской порт на Средиземном море. Место последней стоянки Русской Эскадры (d'Escadre Blanche)(1920-1924).

Первым россиянином, посетившим Тунис и описавшим страну и ее обитателей, был морской офицер Матвей Коковцов. Было это в царствование Екатерины II в 1776 году.


Первый визит в Бизерту русские военные моряки нанесли в 1897 году, о чем свидетельствует медная пластинка от картины, исчезнувшей из муниципалитета во время бомбардировок города в 1942 году. На ней написано: «Командир и офицеры Императорского крейсера России «Вестник» - в дар французской колонии в Бизерте. На память, октябрь 1897 года».

В июне 1900 года российский броненосец «Александр II» под флагом контр-адмирала Алексея Бирилева, в сопровождении миноносца «Абрек», стал на якорь на рейде Бизерты. Адмирал по приглашению губернатора Мармье посетил новый форт Джебель-Кебир в окрестностях города.

Блестящий морской офицер, весьма честолюбивый, Бирилев вскоре стал морским министром России. Мог ли он на пороге XX века предугадать, что через 20 лет этот же рейд станет последней якорной стоянкой последней российской эскадры, что эти же казематы Джебель-Кебира станут последним убежищем для последнего русского морского корпуса. Мог ли он предположить, что члены его семьи будут доживать свой век в изгнании и умрут на этой африканской земле.

10 ноября 1920 года вышел приказ по Черноморскому флоту об эвакуации Крыма, которой завершилось отступление Добровольческой армии. В течение трех дней на 126 судов были погружены войска, семьи офицеров, часть гражданского населения крымских портов – Севастополя, Ялты, Феодосии и Керчи. В добровольное изгнание отправились 150 тысяч человек.


Из всех кораблей лишь один не дошел до Турции, на переходе затонул эскадренный миноносец «Живой».

21 ноября 1920 флот был реорганизован в Русскую эскадру, состоящую из четырех отрядов. Командующим Русской эскадры назначен контр-адмирал Кедров (Mikhaïl Alexandrovitch Kedrov, на фото крайний слева), которому было присвоено звание вице-адмирал.

1 декабря 1920 Совет Министров Франции согласился направить Русскую эскадру в город Бизерта в Тунисе. Как только Бизерта была определена французским правительством окончательной базой стоянки, корабли вышли в море. Эскадра не принадлежала ни одному из государств и находилась под покровительством Франции, шла под конвоем французских кораблей. Андреевские стяги реяли за кормой, но на гротмачтах подняли французские флаги.


К середине февраля 1921 года в тунисский порт Бизерта прибыла вся эскадра - 33 корабля, включая линкор "Генерал Алексеев" и броненосец "Георгий Победоносец" (фото), крейсер "Генерал Корнилов", вспомогательный крейсер "Алмаз", 10 эскадренных миноносцев, 3 подводные лодки и еще 14 кораблей меньшего водоизмещения, а также корпус недостроенного танкера "Баку". На судах было около 5400 беженцев.

Особенно торжественно был отмечен приход флагманского старого трехтрубного крейсера «Генерал Корнилов» (бывший "Кагул", а еще раньше – "Очаков"), с которого в далеком 1905 году руководил Севастопольским революционным восстанием лейтенант Шмидт и который нес большую боевую нагрузку на протяжении первой мировой войны: охотился за немецкими крейсерами "Гебен" и "Бреслау", обстреливал турецкое побережье, ходил в разведки, прикрывал минные постановки и сам ставил минные заграждения, топил турецкие торговые суда. 

Командующий эскадрой адмирал Кедров со своим штабом стоял на мостике крейсера и приветствовал каждое русское судно, уже стоявшее в порту.На этом же корабле размещался штаб генерала Врангеля.


Флагман эскадры – линкор «Генерал Алексеев» (фото) был одним из самых современных кораблей того времени. 11 июня 1911 заложен на заводе Руссуд в Николаеве одновременно с однотипными линкорами «Императрица Мария» и «Императрица Екатерина Великая». Спущен на воду 2 апреля 1914 года. В начале 1917 года прошёл испытания и вошёл в состав Черноморского флота под названием Император Александр III. После февральской революции переименован в «Волю».

В августе 1919 года «Воля» и ряд других кораблей вновь под Андреевскими флагами вернулись во вторично захваченный Добровольческой армией Севастополь. Линкор был переименован в «Генерал Алексеев» (в честь М.В. Алексеева) и возглавил морские силы белых в Черном море.

Легкий крейсер "Алмаз" - один из первых авианесущих кораблей Российского флота с "летающей лодкой" на борту. В Бизерту пришли русские подводные лодки последних проектов... Был также транспорт «Якут», пришедший в Крым из Владивостока перед самой эвакуацией. На нем в Бизерту эвакуировали кадетов и гардемаринов Морского корпуса.


Однако больше всего в порт Бизерты пришло эскадренных миноносцев типа «Новик», это был самый современный класс кораблей. Миноносцы "Беспокойный", "Гневный", "Дерзкий", "Пылкий" (фото), "Поспешный" были первыми в русском флоте серийными турбинными эсминцами. 

Эти корабли компенсировали отсутствие на Черном море современных крейсеров. В годы первой мировой войны они активно участвовали в боевых действиях, использовались на торговых коммуникациях, занимались минными постановками на побережьях Турции. На счету этих миноносцев свыше 30 турецких парусников, 5 транспортов, буксир.

Самым современный кораблем эскадры многие считали транспорт-мастерскую "Кронштадт". Во время первой мировой войны он конкурировал в ремонте кораблей с севастопольским портом. В Бизерте впоследствии он давал работу сотням квалифицированных матросов.

По своему составу контингент беженцев наполовину состоял из крестьян, казаков и рабочих. Остальная половина - из молодежи (учеников средних учебных заведений и студентов), офицеров флота и лиц интеллигентных профессий - докторов, юристов, священников, чиновников и других.


Провиантом прибывших русских снабжали со складов французской армии. Некая часть снабжения осуществлялась стараниями американского и французского Красного Креста. Со временем количество пайков и их размеры начали сокращаться, а ассортимент - ухудшаться.

В октябре 1922 года морской префект Бизерты получил приказание сократить личный состав Русской эскадры до 200 человек. Это было равносильно ликвидации. Начались переговоры, длившиеся несколько дней, которые закончились тем, что было разрешено оставить 348 человек.

Морякам в Бизерте выплачивалось символическое жалование. Заработная плата составляла от 10 франков – для рядового матроса, до 21 франка для командира судна в звании капитана 1-го ранга.

Анастасия Ширинская рассказывает: «В поисках средств для существования почти все прибывшие соотечественники оказались в равном положении, невзирая на чины или образование. Только врачи могли надеяться на работу по специальности. Престарелый генерал Завалишин просил место сторожа или садовника. Генерал Попов, инженер-механик, как и двадцатилетний матрос Никитенко, искали место механика. 

Алмазов, который когда-то готовил докторскую степень по международному праву в Париже, был готов выполнять обязанности писаря. Моя мама, как и многие дамы, подрабатывала дома, штопая одежду, стирала и гладила белье. Мария Аполлоновна Кульстрем, вдова бывшего градоначальника Севастополя, ходила по домам штопать белье. Все ее дни были разобраны между французскими видными семьями города…».


Добросовестность русских людей, готовность довольствоваться скромным были оценены окружающим их разнородным обществом, в том числе в тунисской деревне, где русские работали землемерами или надзирателями, строили дороги. Вечерами эмигранты собирались вместе, вспоминали о навсегда ушедших временах, беззаботных днях жизни на родине. 

За горькой повседневностью действительности, по словам А. Ширинской, вставали облики милого прошлого: новогодние и пасхальные визиты, целование рук. «Отчасти в первые годы мы еще жили в мiре, который навсегда покинули, и, возможно, это именно помогло нам».

Везде, где селились беженцы, стихийно рождался хор. Привезенные с родины партитуры Гречанинова, Архангельского, Чеснокова открыли местному обществу русскую классику. Немало бизертской молодежи тех лет брали уроков музыки у русских преподавателей. Существовал даже духовой оркестр под управлением одного из русских офицеров. Ежегодно в праздник Успения Богородицы жившие в городе итальянцы устраивали большую процессию, в которой маршировал и русский оркестр.

Французы, чтобы восполнить недавние потери своего флота в мировой войне, еще в июле 1921 года увели из Бизерты самый современный корабль эскадры - транспорт-мастерскую «Кронштадт», дав ему название «Вулкан». Ледокол «Илья Муромец» стал французским минным заградителем «Поллукс». Морское министерство приобрело и недостроенный танкер «Баку». На 12 единиц пополнился флот министерства торгового мореплавания Франции. Итальянским судовладельцам достались транспорты «Дон» и «Добыча», мальтийским - посыльное судно «Якут».


В конце декабря 1924 года в Бизерту прибыла советская техническая комиссия во главе с известным кораблестроителем академиком Крыловым. После тщательного осмотра эскадры комиссия составила список судов, которые должны были быть переданы СССР. 

В него вошли линкор «Генерал Алексеев» (фото), шесть миноносцев, четыре подводные лодки. Поскольку не все корабли были в технически удовлетворительном состоянии, комиссия потребовала произвести необходимые ремонтные работы. Франция эти требования отклонила. Тогда свои услуги предложила Италия.

Однако Москва так и не дождалась передачи обещанных кораблей. В Западной Европе поднялась волна протестов против выполнения франко-советской договоренности до части передачи эскадры. Большинство государств опасалось, что это приведет к чрезмерной активизации советской внешней политики.

Франция уклонилась от выполнения соглашения по флоту. Корабли эскадры остались в Бизерте, но их судьба была незавидной. Лишенные необходимого повседневного ухода и с годами капитального ремонта, суда, несмотря на попытки консервации механизмов, ветшали, утрачивали мореходные и боевые качества. Одни из них французы успели продать тем или иным странам. Другие были обречены на демонтаж, продажу на металлолом. В обоих случаях экипажи снимали корабельные орудия, отсоединяли замки к ним, а затем сбрасывали те и другие в море.

По сути, большинство русских кораблей было оставлено на произвол судьбы. По два, по три, по четыре в год их продавали на металлолом. Вслед за этим корабли были проданы на слом. 

Началась агония русской эскадры, все еще стоявшей на рейде. Агония эта длилась 11 с лишним лет, пока корабли медленно разбирались по частям. Снимались орудия, механизмы, медь и каютная отделка. Затем были разобраны и сами корпуса. Последним пошел на разделку линейный корабль «Генерал Алексеев».

С разделкой "на иголки" линкора «Генерал Алексеев» - гордости флота Врангеля - в бизертских водах не осталось русской морской силы... Однако его двенадцать 305-миллиметровых пушек, хранившихся на арсенале Сиди Абдалла, применялись в ходе Второй мировой войны.

В мае 1924 года новое французское правительство начало переговоры и 28 октября официально признало Советское правительство. 30 октября, Морской префект, вице-адмирал Эксельманс приказал собрать на эсминце "Дерзкий" всех офицеров и гардемарин. Андреевский флаг на кораблях Русской эскадры в Бизерте был спущен навсегда.

К концу 1920-х годов большинство эмигрантов разъехалось по разным странам, большинству удалось попасть во Францию, где много русских белых воинов работали таксистами и рабочими на заводах. 

В Тунисе осталось не более 700 человек, которые устроились на общественных работах, в госпиталях, мастерских, электростанциях, аптеках, кассирами и счетоводами в бюро. В основном русские прижились в местном французском военном гарнизоне и связанной с ним европейской колонии.

Тем не менее эта маленькая русская община совершила еще один подвиг, достойный русского имени. Было решено построить храм в память о Русской эскадре. Образованный для этого Комитет обратился с призывом ко всем русским людям в рассеянии общими усилиями собрать для этого средства – и это с успехом удалось. 

Приступили к постройке храма в 1937 году, а в 1939 году он был закончен. Завесой на царских вратах храма стал сшитый вдовами и женами моряков Андреевский флаг. Иконы и утварь были взяты из корабельных церквей, подсвечниками служили снарядные гильзы, а на памятной доске из мрамора названы поименно все 33 корабля Русской эскадры.

Этот пятиглавый храм носит имя святого князя Александра Невского. В нем состоялись прощальные церемонии по кораблям эскадры. Отпевали здесь, прежде чем проводить на кладбище, и русских офицеров и матросов. После Второй мировой войны маленькая русская община совсем сжалась. За церковью долгие годы присматривала А.А.Ширинская-Манштейн.

Хранительницу памяти о Русской эскадре и ее моряках , дочь командира эсминца "Жаркий", Анастасию Александровну Ширинскую-Манштейн ( Anastasia Manshtein-Chirinsky,1912 г.р.) российские военные моряки любовно называли "Бабушка Русского флота" (LE DESTIN D'UNE EPOQUE!).

В 2006 году ко дню рождения русской гордости Туниса муниципалитет города Бизерты принял решение переименовать одну из площадей, на которой находится православный храм, и назвать её именем Анастасии Ширинской. 

Это единственная площадь во всей Северной Африке, носящая имя живой русской легенды. Истинному патриоту, мужественной женщине, талантливому человеку. Больше никто и никогда из наших соотечественников не удостаивался такой высокой чести.

Film ANASTASIA-1 ,
Film ANASTASIA-2 ,
Film ANASTASIA-3.
Офицер адмирала Колчака

2 комментария:

  1. спаси Господи!

    ОтветитьУдалить
  2. Какая сейчас там ситуация? Какое отношение к русским?

    ОтветитьУдалить