2 марта 2010 г.

Петра Майдич (Словения) - снежная королева с горячим балканским сердцем

Героиня Олимпиады в Ванкувере словенская лыжница Петра Майдич продемонстрировала поразительную силу духа. На тренировке накануне спринтерской гонки она свалившись в овраг сломала пять ребер и повредила легкое. Но, невзирая на боль, Майдич не только вышла на старт, но и принесла награду своей стране - "бронзу". Петра после финиша упала в обморок, а на церемонию награждения ее вывезли уже в кресле-каталке.

"Советский спорт" (в сокращении)

ЕЕ НАЗЫВАЛИ ЛУЗЕРОМ
– Да, меня в газетах часто называли гонщицей, которая бежит все подряд. Чтобы завоевать хоть что-нибудь. Это, в общем, правда. У меня в жизни было много больших стартов. Но мало больших побед. Шанс на успех вспыхивал часто. Но каждый раз что-то случалось…

– Поломка на трассе олимпийского Солт-Лейк-Сити. Отвратительная смазка лыж в Турине в феврале 2006-го: на спуске у финиша все понеслись вперед, а я встала. А в марафоне? На трассу выскочил какой-то немецкий сервисмен, с которым я столкнулась на полном ходу! Да, неудачи преследовали меня всю жизнь. Все 22 года, что я профессионально занимаюсь лыжами.

ПАДЕНИЕ НА РАЗМИНКЕ
– Да, шла обычная разминка. Мы обкатывали разные пары лыж. Нужно было понять, на какой именно я побегу. Надо сказать, что еще во время первых прокатов я поняла, что трасса в Уистлере очень опасна. Снег сухой. Очень сложно проходить виражи. Там сужения. И риск падения резко возрастает. После того как ночью подмораживало, по утрам трасса напоминала каток.

– Я вошла в поворот – и упала. Когда очнулась в канаве, первая мысль: нет, это не конец. Я жива! Я упала на снег, не на камни! Смерти нет, ничего страшного нет. Ощупала руки, ноги – вроде все цело.

– В нескольких сантиметрах от себя я увидела камни. Три здоровенных булыжника. Я могла удариться о любой из них. Проломить голову и остаться парализованной в этой канаве. Или просто погибнуть.


КВАЛИФИКАЦИЯ
– Боль была. Но я пробежала квалификацию. Болело сильно. Я пошла к своему доктору. Быстро сделали исследование ультразвуком. Там еще был канадский хирург. Он тоже посмотрел. Сама я думала: наверное, большая гематома. Но терпеть можно. И бежать можно.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАБЕГИ
– Я по-прежнему надеялась, что у меня всего-навсего ушиб, пусть и сильный. После квалификации еще раз прошла проверку. Мне снова объяснили, что ничего, кроме большой гематомы, от которой боль в мышцах, у меня нет. Это звучало убедительно. Я решила: нет так нет. Буду продолжать соревнования. Меня ведь убеждают, что жизнь и здоровье мои вне опасности. Пусть боль, пусть шок – но бежать-то можно?!

– Ну да, я показала не блестящее время. Но я успокаивала себя тем, что немного "подсела" от боли. А дальше-то мне биться не только с фаворитами. И слабых я смогу сделать! Вот турецкую лыжницу обогнала, вот еще кого-то. Не так уж я плоха! И моей формы хватит, чтобы дойти до финала. А значит, побороться за медаль. Я понимала, что нельзя опускать руки и подводить тех людей, с кем работала 22 года.

– Я уставала все больше и больше. Самочувствие ухудшалось и ухудшалось. Время от очередного финиша до нового старта уходило на уговоры. Я убеждала себя: ты должна выйти на следующий старт! Ты же опытная, ты участвовала в огромном количестве гонок. Этот опыт сыграет за тебя. Не опускай рук!

ФИНАЛ
– Я не думала ни о какой медали. Я думала только о том, чтобы собраться и выйти на старт. Я сильная. Я в хорошей форме. Из шести соперниц в финале наверняка найдутся менее сильные и менее опытные. А, значит, я могу бороться и обыграть хотя бы трех.

 – Да, мечтала… Я встала на финальную гонку и подумала: а ведь ради этого я работала все эти годы! Я стала перебирать: так, кто тут слабее меня? Бьорген и Ковальчик однозначно сильнее, особенно при таком моем состоянии. Но доктор сказал мне: сфокусируйся на своем состоянии. Попробуй превзойти себя.

Я твердила одно: не сдавайся, не сдавайся, не сдавайся! В какой-то момент в голове сверкнуло: смотри – эти три, они же уходят! Уходят от меня!

– Вот у тебя есть большая цель. Твое сознание говорит тебе: другого шанса может просто не быть. Давай, дерзай! Наверно, я почувствовала, что этот шанс – последний.

ЭХО МАРИБОРА
 – Мы – маленькая страна, маленький народ. Нас всего два миллиона человек. Шансов на большие свершения нам, честно говоря, предоставляется мало.

– Например, единственный в жизни поколения шанс выйти на чемпионат мира. Когда есть очень большая цель – сейчас или никогда, иначе жизнь прожита зря. В других случаях, наверное, нет – мы не готовы умирать.

  – Россия большая. Ваши позиции в спорте высоки. Сильные шансы вам предоставляются часто. Когда шансов много, отношение к ним легкое. Не использовал один – использую другой. А мы все время где-то на границе этих шансов. И перейти ее ох как непросто.

  – У вас вон сколько элитных лыжниц! И олимпийские чемпионки, и чемпионки мира! А я на всю Словению одна такая. За мной девочки только-только подрастают… Я одна – а удача не идет. Одни Игры, другие, третьи. Так не должно было быть бесконечно! И когда тебе кажется, что вот она, улыбка удачи, – тогда ты готова умереть за нее.

  – С детства мне все вокруг твердили одно: "Петра, это же невозможно!". Ты не знаешь, как правильно тренироваться. У тебя нет верной техники бега. Тебя некому учить. У федерации нет на тебя денег. И все 22 года своей карьеры я выслушиваю эту бесконечную песню. С холодным сердцем я бы давно бросила к черту все эти гонки. Но я всю жизнь доказываю одно: люди, это возможно! У вас не получилось с первого раза – вы бросили попытки и опустили руки. А надо просто пробовать снова и снова. Многие века все говорили, что невозможно долететь до Луны. И что? Когда ты по-настоящему борешься, ты сам становишься королем.

– Я религиозна. Но это не простая вера в Бога. Мне кажется, где-то там наверху сложилось мнение: вот это – Петра. Ей надо помочь. У нее непростая жизнь. Она много работала, много страдала. Она заслужила… Заслужила что? Видимо, кто-то на небесах решил: выиграть золото для Майдич – это слишком просто. Гораздо важнее было вот так преподать и оценить этот уникальный опыт 22-летней борьбы.

ДИАГНОЗ
Врачи определили, что у меня сломано пять ребер. В первые три дня боль была такая, что мне делали уколы морфия, чтобы снять эти жуткие симптомы. Постоянно проводили дренаж легких. Удаляли жидкость – несколько литров откачали. Доктора не понимали, как я могла бежать. А я, когда мне делали дренаж, увидела, как наш горнолыжник берет медаль, и закричала: подождите с вашей процедурой! Дайте досмотреть, как Словения возьмет еще одну награду! Наверное, они подумали, что я – крейзи.

Комментариев нет:

Отправить комментарий